Поиск по сайту

24 Сентября 2020

Зачем Екатеринбургу четыре фестиваля уличного искусства?

Состояние уральского стрит-арта в 2020-м: взгляд изнутри


Текст: Дмитрий Ханчин Текст: Дмитрий Ханчин
Мне нравится!

Минувшим летом городской стрит-арт будто сорвался с цепи: один за другим прошли четыре разных фестиваля: «Public Art», «Карт-бланш», «Стенограффия» и «ЧӦ». В нашем лонгриде художники, кураторы и гиды осмысляют эти бурные месяцы, наполненные уличным искусством.

О «Public Art»: «Ребята пока не нашли свою особенную фишку»

Стрит-арт-лето началось со скандала: на одиннадцатый год своего существования «Стенограффия» потеряла генерального спонсора – компанию «Газпром нефть», а государственную поддержку получила московская компания «Коннект», которая на проведение мероприятия запросила на 155 тысяч рублей меньше. «Коннект» наняла подрядчиков – фирму «Граффити 24», которая занимается коммерческой росписью стен. Под их эгидой прошел «Public Art». Фестиваль стартовал в первых числах июля, и за месяц в городе появилось полтора десятка работ. Основные темы – победа в Великой Отечественной войне, животный мир и отвлеченные размышления о времени и внутреннем мире человека.

«Летний парк», автор работы Денис Аверьянов, фото: Трофим Палтусов

«Когда на стенах появляются жабы, жирафы и прочая зоология, это, конечно, прекрасно –детишки будут понимать, как выглядят животные, – говорит урбанист и общественник Дмитрий Москвин. – Но к настоящему стрит-арту это не имеет отношения, это просто украшательство городской среды. Стрит-арт – это про задавание вопросов, про выявление конфликтов».

«Не знаю, задержится этот фестиваль или нет, но выглядит он максимально подозрительно, – делится Андрей, один из участников арт-группы SPEKTR. – Эти люди идут по стране чесом, осваивают любые тендеры, ищут субподрядчиков, которые хотят заработать на этом деньги, и к развитию уличного искусства это имеет мало отношения».

В более мягком ключе о фестивале высказывается Алексей Шахов, гид по уличному искусству Екатеринбурга, соведущий подкаста «Росстритартнадзор»: «Ребята пока не нашли свою особенную фишку, если у них получится повторить, может быть, они смогут ее найти. Мы несколько раз звали представителей фестиваля в наш подкаст, но ребята закрыты от медиа».

Аналогичного мнения придерживается Александр Янг, создатель проекта Street Art Hunter и соведущий подкаста «Росстритартнадзор»: «Они изначально были в невыгодном положении. Ну и времени было мало. Поэтому получилось то, что получилось. Не хочу обидеть ребят, но на мой взгляд вышло не очень. С другой стороны, это интересный опыт с точки зрения общения государства и различных городских инициатив. Хотелось бы узнать, что они сами планируют. Возможно, ребята сделают работу над ошибками, и в городе действительно появится конкурент «Стенограффии». А может даже что-то совсем новое, и это было бы круто». 

В группе «ВКонтакте» фестиваля Public Art опубликован текст «Топ 5 мифов о фестивале Public Art!». Приводим фрагмент из него, авторская орфография сохранена: «Мы не вместо «Стенограффии», мы за «Стенограффию» обеими руками, как и за любой другой фестиваль! Стенограффия же никуда не делась, они и дальше будут радовать нас интересными работами. <…> Мы же создаем свой фестиваль, со своим видением, философией и подходом. У нас с ребятами нет никаких разногласий, все что освещают СМИ это лишь «Удобный» инфоповод для создания шумихи. Надеемся в будущем мы будем вещать только в позитивном ключе!».

«Жирафы», автор работы TimurBrazil, фото: Трофим Палтусов

Так или иначе, горожанам работы фестиваля запомнились и даже полюбились, в особенности – «Жирафы» художника TimurBrazil возле Дворца молодежи. Приведем несколько отзывов с портала Е1, авторская орфография сохранена: «Вот это я понимаю, красиво расписанные стены, которые хочется разглядывать хоть каждый день, вот куда уличные художники должны выливать свое творчество», – пишет пользователь Избушка; «Класс! Мне запали жирафы! Ходил фоткался с детьми», – делится пользователь Гаврила; «А на стереографию приедет лампас и опять будут скандалы. Как надоели уже эти интриги и слишком заумные провокационные работы. Дайте просто наслаждаться искусством», – сообщает пользователь Рамен.

О «Карт-бланше»: «Свою работу ты делаешь сам, на свой страх и риск»

Позже, в начале августа в Екатеринбурге начался партизанский фестиваль «Карт-бланш». За несколько недель в городе появилось порядка 90 работ. Многие из них так или иначе затрагивают общественно-политические проблемы страны, несколько произведений посвящено протестам в Белоруссии, другие носят экзистенциальный характер.

Автор работы Сергей Овсейкин (Zukclub), фото: Владимир Абих

«Карт-бланш» проходит в городе уже в третий раз. Отличительная черта фестиваля заключается в том, что его участники никак не согласуют с организаторами и городскими властями как свои работы, так и места их размещения. В одном из выпусков подкаста «Росстритартнадзор» художник и сооснователь «Карт-бланша» Владимир Абих сформулировал философию фестиваля: «В какой-то момент мы стали замечать, что уличным искусством все больше стали интересоваться различные институции – Музей уличного искусства, Биеннале. Само словосочетание «уличный художник» стало чаще употребляться в контексте выставок. Стали появляться новости вроде «уличные художники что-то оформили» или «уличные художники сделали что-то на музыкальном фестивале». Уличных художников как будто стало меньше на улице. Этим фестивалем мы решили попробовать вернуть их обратно на улицу, сделать фестиваль без согласований, без цензуры. Ты приезжаешь, тебе как-то помогают, но свою работу ты делаешь сам, под свою ответственность, на свой страх и риск. Делай, что хочешь».

Одним из участников фестиваля выступил каллиграф Покрас Лампас, ранее не раз принимавший участие в «Стенограффии». «Объективно нельзя сказать, что есть легальный стрит-арт, – рассуждает Покрас. – Стрит-арт сам по себе – явление несогласованное, уличное. Когда ты делаешь нелегальную работу, ты вынужден оптимизироваться с точки зрения ресурсов, времени и техники. А когда ты работаешь согласованно, то можешь сделать что-то более глубокое с точки зрения деталей, с точки зрения интеграции. Но часто из-за этого ты теряешь возможность высказываться на каком-то конкретном месте. Уличные художники обычно передвигаются из одной точки в другую. Я не стараюсь делать проект просто потому, что модно быть художником такого-то статуса. Я делаю проект, когда чувствую, что хочу высказаться в конкретной среде».

Автор работы Покрас Лампас, фото: Владимир Абих

Для «Карт-бланша» Покрас Лампас создал серию каллиграфических работ на Уралмаше, а также расписал вентиляционный куб в сквере у Театра драмы. Вскоре работы были испорчены вандалами: неизвестные нарисовали на них мужские половые органы. В прошлом году творчество Покраса тоже встретило сопротивление: его «Супрематический крест», изображенный на Площади 1-й пятилетки в рамках «Стенограффии», сперва частично замазали гудроном и асфальтом коммунальные службы, затем работа вызвала протесты православных активистов. К подобным ситуациям художник относится спокойно: «Я бы сказал, что сопротивление – часть того, что происходит с искусством. Каждый художник, работающий на улице, знает, что, когда он закончит, его произведение уже ему не принадлежит, теперь это достояние городской среды. Каждый работает со средой по-разному: кто-то через провокацию, кто-то через диалог, кто-то через метафоры. Мне интересно работать по-разному».

Алексей Шахов признается, что ему как гиду по уличному искусству Екатеринбурга на данный момент интереснее всего именно работы «Карт-бланша», и дело не только в том, что он состоял в оргкомитете фестиваля: «У гостей города больше запрос на экскурсии по «Стенограффии», на огромные красивые муралы, на фоне которых можно пофоткаться. Но эти муралы будут стоять долго, а работы «Карт-бланша» могут исчезнуть уже завтра, поэтому мне нужно как можно скорее с ними поработать, рассказать о них».

О «Стенограффии»: «Мы вторгаемся в инфраструктуру города»

«Стенограффия» стартовала во второй половине августа, организаторы смогли найти новых партнеров. «Нас поддержал губернатор Свердловской области, откликнулся оператор «Мотив», с которым мы вместе сделали много классного контента, мы хорошо поработали с «Яндекс.Картами», а при поддержке банка «Точка» команда SPEKTR создала объект «Гордый фонарь», – рассказывает пресс-секретарь фестиваля Катерина Кизюн.

Сотрудничество с «Яндекс.Картами» стало, пожалуй, ключевым для фестиваля в этом году. Во-первых, при поддержке сервиса в городе появилась фиолетовая линия, опоясывающая центр города и ведущая от одного знакового объекта уличного искусства к другому. Во-вторых, «Стенограффия» и «Яндекс.Карты» запустили международный онлайн-фестиваль.

«Серознаменная группа 2.0», работа группы SPEKTR

«Время генерирует дополнительные возможности для художников. И с «Яндекс.Картами» у нас появилась возможность совершать интервенции в городское онлайн-пространство», – рассказывает Андрей из группы SPEKTR. Его арт-группа на днях поместила на карту Екатеринбурга 3D-модель краснознаменной группы – памятника советского модернизма. Правда, художники изменили ее цвет – их объект называется «Серознаменная группа 2.0». Как сообщает ИА «Красная Весна», глава Екатеринбурга Александр Высокинский положительно оценил работу и пообещал восстановить архитектурный памятник к 2021 году.

«Мы вторгаемся в инфраструктуру города: выпрямили фонарь, оставили на «Яндекс.Картах» след от снесенной телебашни, «вернули» краснознаменную группу – рассказывает директор фестиваля «Стенограффия» Евгений Фатеев. – То, чем мы занимаемся, можно назвать диджитал-панком. Реальность за нами не поспевает, медиа просто не знают, что с этим делать. «Стенограффия» – место художественного радикализма, это фестиваль, который задает эстетические тренды».

«Гордый фонарь» группы SPEKTR и Street Art Line, фото: Георгий Сапожников

О разнице между «Карт-бланшем» и «Стенограффией»: «Стрит-арт – искусство актуальное и злое» 

«Карт-бланш» и «Стенограффия» – главные на данный момент фестивали уличного искусства в Екатеринбурге. Дмитрий Москвин – о различиях между ними: «Я не могу критиковать «Стенограффию», я давно с ними знаком и поддерживаю их деятельность. Но этот фестиваль – уже давно больше про украшательство. Это очень масштабное, красивое и умное искусство, но оно не говорит об актуальных вещах, оно не ставит вопросов. А стрит-арт – искусство актуальное и злое, рассказывающее про наши боли, непонимания и сомнения. «Карт-бланш» в этом плане куда сильнее соответствует духу того, что называется стрит-артом».

Другой взгляд на разницу между фестивалями у Алексея Шахова: «И «Карт-бланш», и «Стенограффия» говорят как на злободневные, так и на вечные темы. Но критика действительности, работа с негативом должна быть молниеносной – появилась и тут же исчезла, и это как раз история «Карт-бланша». «Карт-бланш» дает свободу художникам, но я не скажу, что и «Стенограффия» не дает, там ребята бьются за свои эскизы до последнего».

Разница между «Стенограффией» и «Карт-бланшем» зачастую сводится к отличиям между согласованным и несогласованным уличным искусством, но Евгений Фатеев против такого противопоставления: «В Екатеринбурге само словосочетание «нелегальное искусство» звучит немного смешно. Вы не представляете, насколько город лоялен к стрит-арту. Мы уже два года боремся с этой дурацкой дихотомией. Не бывает легального и нелегального искусства. Есть искусство хорошее и плохое. А улица – это не только про протесты, это про искусство».

О фестивале «ЧӦ»: «Я вижу в этом интересный путь для культурного развития города»

Еще один фестиваль уличного искусства носит название «ЧӦ». Организованный под кураторским участием «Стенограффии», он подается как первый уральский фестиваль паблик-арта, и сосредоточен он не на росписи стен, а на объемных скульптурах. Стартовал он в первых числах сентября.

«Фестиваль проходит под девизом «Крепко стоять на ногах», – отмечает Катерина Кизюн. – Мы говорим о твердом уральском характере, и даже название выбрали максимально уральское».

Покрас Лампас и его работа «Погружение-8», фото: Георгий Сапожников

Одним из участников фестиваля стал уже не раз упомянутый Покрас Лампас. Его работа называется «Погружение-8», это многофункциональная конструкция с различными фонами для фото- и видеосъемок. Увидеть ее можно на территории парка у ТЦ «МЕГА». По замыслу художника, этот объект должен вдохновить горожан на творчество и стать точной притяжения.

«В первый год существования проекта очень важно познакомить горожан с его терминологией, показать различных художников. Мы надеемся, что горожане примут новую традицию, и мы сможем продолжать работать с городской средой в разных плоскостях», — рассказал куратор фестиваля «ЧӦ» Константин Рахманов.

«Словосочетание «паблик арт», кажется, не звучало в городском пространстве с конца 2000х, когда появился памятник клавиатуре, – рассуждает Дмитрий Москвин. – С тех пор и до фестиваля «ЧӦ» никто не возвращался к такому варианту уличного искусства. Я вижу в этом интересный путь для культурного развития города».

Итог: «В Екатеринбурге фестивали друг друга дополняют» 

То, что в городе за короткий срок прошло целых четыре фестиваля уличного искусства, на первый взгляд кажется перебором, но при внимательном рассмотрении выясняется, что проекты эти очень разные и каждый из них выполняет свою особую миссию и рассказывает о чем-то своем. «Public Art» – об украшении городского пространства. «Карт-бланш» – о критическом восприятии действительности. «Стенограффия» – о развитии стрит-арта как такового. Ну а «ЧӦ» – параллельная история, поиск новых форм выражения.

«Take Five», автор работы Тина Прохорова, фото: Георгий Сапожников

«Да, в этом году было очень много фестивалей, и из-за коронавируса так получилось, что они сконцентрировались в конце лета, – отмечает Александр Янг. – Это, наверное, не очень хорошо, но что поделать. Каждый фестиваль имеет свою особенность, они не очень пересекаются и не очень конкурируют. Хотя и конкуренция важна, она помогает развиваться. Вообще, важно не количество фестивалей, а их качество». 

«Четыре фестиваля – это история про конкуренцию, – рассказывает Дмитрий Москвин. – И конкуренция в действии: работы участников усложнились, внимание к ним повысилось. Мы претендуем на то, чтобы зваться столицей российского стрит-арта, в этом году этот статус должен закрепиться окончательно».

«Фестивали развивают культуру города, его визуальный облик, – говорит Катерина Кизюн. – Главное, чтобы все работало на продвижение города. Если бы каждый фестиваль тянул одеяло на себя, могла получиться другая ситуация, но в Екатеринбурге проекты друг друга дополняют, и сам город становится многограннее».

«Екатеринбург – столица уличного искусства, – заявляет Андрей из группы SPEKTR. – Искусство широко представлено как большими и сложными работами, так и партизанскими интервенциями, и город готов принимать самые сложные работы как с точки зрения формы, так с точки зрения содержания. Отношение людей к стрит-арту максимально позитивное, и обилие фестивалей – абсолютно логичная история».

Автор работы Илья Мозги, фото: Street Art Hunter

Это была первая часть нашего исследования текущей ситуации екатеринбургского стрит-арта. В следующем тексте мы попробуем осмыслить, действительно ли наш город можно назвать столицей российского уличного искусства.

поделились
в соцсетях


Комментарии пользователей сайта

Комментариев пока нет, оставьте первый комментарий.

Оставьте комментарий

Добавить комментарий

Официальный сайт Управления культуры
Администрации Екатеринбурга

Новости
Диалог
Арт-терапия
Афиша
Места
Прямая линия
Управление культуры