Поиск по сайту

23 Ноября 2020

Окей, Гоголь: корявое уральское искусство

Отвечаем на запросы наших читателей


Текст: Екатерина Юркова Текст: Екатерина Юркова
Фото: Татьяна Доукша Фото: Татьяна Доукша
Мне нравится!

В рубрике «Окей, Гоголь» мы отвечаем на самые разные запросы наших читателей: от темы, стремящейся объять необъятное, до частного конкретного вопроса. Сегодня рассказываем кто и почему называет уральское искусство корявым и что это может означать.

«Корявое уральское искусство»… Когда слышишь это сочетание слов, на ум приходят образы деревянных идолов, расположенных возле Дома-музея Павла Бажова или в Парке лесоводов. Они выглядят тревожно и для кого-то даже жутко, но нельзя не заметить их вписанность в природный ландшафт, гармоничное сочетание с уральским лесом и мифологией наших мест. Может быть, подобные работы и подразумевал наш читатель, разыскивая ответ на свой вопрос на портале «Культура Екатеринбурга»?

Интересно, что в искусствоведческой среде термина «корявое искусство» не существует. Об этом нам первым делом сообщила доцент Кафедры истории искусств и музееведения Уральского федерального университета имени Бориса Ельцина, кандидат искусствоведения Тамара Галеева, когда мы обратились к ней за помощью.

«Я считаю, что такой термин можно употребить исключительно в метафорическом плане, а не как характеристику. И, если говорить об искусствоведческой позиции, в которой важна научная обоснованность, то профессиональной лексике определение «корявое» мы не используем, это образное определение литераторов, либо любителей искусства. На мой взгляд, оно больше подойдет работам, в которых есть какой-то огонек, искорка, чудинка, придающие предмету свое преимущество и особую прелесть. «Корявый» не значит некачественный или плохой, такое описание может означать приближенность к естественной среде, природности, обращении к истокам. В этом смысле корявость можно увидеть и в уральском, и в любом другом региональном и национальном искусстве», – говорит Тамара Александровна.

Также, по мнению искусствоведа, ассоциации с чем-то природным, мифологическим у зрителя могут возникать и при взгляде на некоторые работы самобытных художников-примитивистов, наивистов и самодеятельных художников, в чьем творчестве сохраняются признаки архаичного мышления.

Получается, что «корявость» не является чертой абсолютно уральской, и может быть присуща художникам других регионов. Но…

… нельзя не заметить, что художники границы Европы и Азии питают особенную любовь к «корявому» стилю выражения. Здесь можно привести в пример работы Натальи Хохоновой, Андрея Брагина, скульптуры Эрнста Неизвестного, раннее творчество Евгения Малахина и уже упомянутых идолов Парка лесоводов, которые напрямую отсылают к истории уральских гор. Их в 1976 году их сделали преподаватели Лесотехнического института Валентин Чернов и Геннадий Повод совместно с художником Валерием Гавриловым. В серии из 17-ти скульптур авторы обращаются к мифам о Рифейских горах (старинное название Уральских гор), древних народах и становлении человека-творца и мастера на Урале.

Однако стоит помнить, что в подобном стиле творят далеко не все местные авторы, чьи подходы к творчеству отличаются разнообразием и приверженностью к самым разным направлениям. «Вообще, "корявость" как тенденция уральскому искусству не присуща. Только если к определенным периодам или явлениям, – дополняет Тамара Галеева. – Например, к творчеству, связанному с бажовскими мифами. Павел Петрович и сам использовал много причудливых слов, говорил о брутальном мастеровом Урале, декоративно-прикладном искусстве, ремесле».

Отметим, что созданная Бажовым мифологическая реальность до сих пор продолжает формировать жителя современного Урала. Об этом говорит и профессор кафедры этики, эстетики, теории и истории культуры из Уральского федерального университета имени Бориса Ельцина Татьяна Круглова, объединяя именитого уральского сказочника, рок-музыкантов, поэтов и писателей. Она называет их общую творческую черту «особой уральской породой», трактуя слово «порода» как горную или животную, также сравнивая ее с горной породой. «"Холодный", "каменный", "бездушный" – так обычно описывают человека, сравнивая его с камнем. Эти характеристики отчасти присутствуют и в описании одного из ключевых персонажей сказов Бажова – Хозяйки Медной горы, полной особой "холодной красоты"», — рассказывает Татьяна Круглова на своих лекциях.

По ее мнению, «уральская корявость» – черта характера, сочетающего в себе депрессивность и сентиментальность, врожденную интеллигентность и нарочитую простоту, которые встречаются в стихах Бориса Рыжего, пьесах Николая Коляды и братьев Пресняковых, песнях представителей Уральского рок-клуба. «Смесь жесткости, сентиментальности, мрачности; много от эстетики ар брют в местном изводе: любовь к грубому, сырому, необработанному; жуткое переплетение Эроса и Танатоса» – наше наследие, подпитываемое климатом, генетической памятью об изнуряющем труде предков, восприятии человека как «инструмента» для возделывания того, что дает нам природа. И эти черты неизбежно находят выход в творчестве, в той особенной самобытной «корявости», которая отличает творчество многих уральских авторов.

поделились
в соцсетях


Комментарии пользователей сайта

Комментариев пока нет, оставьте первый комментарий.

Оставьте комментарий

Добавить комментарий

Официальный сайт Управления культуры
Администрации Екатеринбурга

Новости
Диалог
Арт-терапия
Афиша
Места
Прямая линия
Управление культуры