Поиск по сайту
Размер шрифта А А А
Цвет сайта Ц Ц Ц
Изображения выкл
Обычная версия

23 Января 2017

Татьяна Ярошевская: «Мы рассчитываем на успех. Другого варианта у нас нет»


Фото: Георгий Сапожников Фото: Георгий Сапожников
Фото: Татьяна Доукша Фото: Татьяна Доукша
Мне нравится!

Беседа архитектора Эдуарда Кубенского с начальником Управления культуры Татьяной Ярошевской, опубликованное в журнале Ekaterinburg: Лучшие практики Екатеринбурга 2015 – 2016.

В спорах о том, что было раньше — форма или содержание до сих пор не определен приоритет. Пока противоборствующие лагеря борются за пальму первенства, художники и музыканты уверенно наполняют город содержанием, потому что знают, что любая форма, даже если она архитектурная, не имеет смысла, если в ней нет жизни. О том, за что отвечает Управление культуры, о самых ярких событиях культурной жизни и о личных пристрастиях мы поговорили с начальником Управления культуры Екатеринбурга Татьяной Львовной Ярошевской.

— Татьяна Львовна, многие люди, в том числе и иногородние, отмечают очень яркую культурную жизнь Екатеринбурга. Здесь ежемесячно в любое время года и даже дня проходят различные фестивали, открываются новые площадки, издаются книги и журналы, востребованные на российском и даже международном уровнях. При этом никто не называет Екатеринбург культурной столицей, как это происходит в Перми или Санкт-Петербурге. Что, по вашему мнению, является двигателем процесса? И какие из проектов в разных направлениях, на ваш взгляд, занимают лидирующие позиции?

— Да, у нас нет такого титула, но уверяю, что в профессиональной среде существует устойчивое мнение, и я совершенно точно это знаю, потому что общаюсь не только с коллегами из других городов, но и с простыми жителями, что в Екатеринбурге сегодня существуют одни из самых сильных в стране учреждения культуры. И это чрезвычайно важная вещь, поскольку именно с учреждений культуры, мест, куда приходит ребенок, начинается вся культурная жизнь. Большую роль в этом сыграл сетевой подход к развитию, создание большой стратегической программы «Екатеринбург — мегаполис культуры и искусства», включающей в себя четыре стратегических проекта. Я считаю, что это гениальный замысел Аркадия Михайловича Чернецкого — в свое время создать стратегический план развития города. Он начал над ним работать еще в 1990-е, а вышел он в документе в 2003-м. И я могу сказать, что мы до сих пор живем в рамках этого стратегического планирования, что-то актуализируем, прибавляем, убавляем согласно времени. В этом документе было изначально 4 стратегических проекта, которые комплексно отражали все аспекты развития городской культуры: «Екатеринбург — центр современного искусства», «Екатеринбург — территория творчества», «Библиотека XXI века», «Музейный комплекс “Екатеринбург”». То есть, у нас все институции были упакованы в этот стратегический план, что нам давало, во-первых, в идеологии тот вектор, куда мы идем, во-вторых, гарантированное финансирование. И самое главное — невозможность закрытия этих учреждений, как это было по стране в 1990-е. Екатеринбургу повезло, он сохранил всю эту систему практически в том виде, в котором она была в советское время. Сегодня в Екатеринбурге одна из самых сильных систем художественного образования – 36 школ искусств, в том числе одна общеобразовательная, и учреждение высшего образования — Екатеринбургская академия современного искусства. Как же мы не будем сильными? Как же мы не будем культурными?

— В ведомстве Управления культуры около 70 учреждений. Каждое из них имеет свое лицо и характер, в каждом работают творческие инициативные люди. Как удается осуществлять эффективное руководство таким хозяйством? Какие есть проблемы и какие достижения? Чем Управление культуры Екатеринбурга гордится и чем может поделиться с другими городами?

— У нас очень сильная управленческая команда, которая знает свое дело. Директора, которые по-настоящему пашут. Это правда. Увлеченные, очень профессиональные и компетентные, неравнодушные, выходящие за рамки иногда очень узких функциональных обязанностей. И мы все имеем общие ценности, для нас это тоже очень важно. Наш директорский штат — это, как правило, люди, которые успешно совмещают в себе и творческий потенциал, и качества управленца, что тоже чрезвычайно важно, потому что сегодня директор должен обладать огромным уровнем компетенции в сферах юриспруденции, экономики, культурологии, знать тренды, тенденции, мировую культуру, реагировать на вызовы времени. Без этого сегодня просто невозможно быть эффективным менеджером. Управление культуры всегда старается развивать в этом плане директоров — курсы, семинары, лекции экспертов. Мы все время находимся внутри событий. При этом мы всегда максимально приветствуем инициативы и собственные авторские проекты руководителей. И, конечно, я считаю своим главным управленческим достижением за те 13 лет, что я работаю в культуре, чрезвычайно высокий уровень интеграции учреждений друг в друга.

— Вы имеете в виду горизонтальные связи?

— Да. Это колоссальный ресурс. На этом ресурсе мы практически делаем все, что вы видите в городе. Самый яркий результат, который все знают — это «Ночь музеев». Он начинался с невероятных уговоров, но сегодня нам агитировать уже никого не надо. И это очень большое наше преимущество перед многими городами.

Я знаю систему управления во многих городах и могу сказать, что в культуре всегда была разобщенность из-за индивидуальности и конкуренции творческих личностей. И Екатеринбург в этом плане не исключение, у нас тоже существует конкуренция, но существует в рамках интеграции, когда именно за счет конкуренции все растут, вырастая сами профессионально со своими коллективами и добиваясь колоссальных результатов.

Например, «Летняя оздоровительная кампания» в учреждениях культуры — это сплошь и рядом интеграция. Раньше в летний сезон у нас все всё закрывали на ключ. У учреждений культуры был длинный, так называемый, творческий отпуск. Сейчас мы все работаем, потому что понимаем, что летом для горожанина сфера культуры самая важная. У меня каждым вечером по 4-5 мероприятий, на которые мне было бы интересно сходить.

В культуре, как в семье. Все люди эмоциональные, но когда мы понимаем, что мы должны держаться друг друга, использовать ресурсы друг друга, помогать друг другу, участвовать в проектах друг друга — все становится и интереснее, и легче.

Еще один пример — ТЮЗ. Сегодня он пришел в общеобразовательные школы и предложил проект «ПРОСЦЕНИУМ». Актеры и режиссеры ТЮЗа специально создают маленькие спектакли по школьной программе и привозят их в школы. И представляете, есть некоторые дети, которые в первый раз видят театр, и не просто театр, а профессиональный. Потом они приходят, узнают, что такое этот театр, потом начинают его любить, интересоваться гастролями и уже просто не могут без этого жить.

— И это кажется вполне логичным. Если существуют спортивные школы, секции, из которых вырастают большие спортсмены, почему этого не может быть с театром?!

— И даже если ты не стал большим спортсменом, то всю жизнь будешь заниматься физкультурой. Ровно так же, как и в культуре, если ты не вырастешь в профессионального музыканта, ты уже никогда не сможешь жить без культуры. После этого у человека обязательно будет свое третье место.

— Третье место?

— Работа — дом, дом — работа. Должно быть еще что-то, без чего нет человека — театр, книга, музей. В Екатеринбурге этих возможностей значительно больше, чем в любом другом городе. Интеграция — это самое главное.

— Сайт Управления культуры выделяется среди остальных ресурсов Администрации, не только дизайном и контентом, но и тем, что на нем отражаются инициативы организации, не входящие в структуру Управления. Как выстраивается сотрудничество муниципального Управления культуры с привнесенными извне инициативами?

— Мы сознательно ушли в формат информационного портала. У учредителя есть очень внятные, понятные, скучные, я бы сказала, функции — нормативные документы, объемные показатели, муниципальное задание, бюджет и так далее, по сути, это такая рутинная чиновничья работа. Управление культуры в Екатеринбурге видит себя чем-то большим, оно, по сути, является научно-методическим центром для ведения этой культурной работы. Мы всегда выходим за рамки учредительства и предлагаем своим структурным единицам нечто большее, чем функции учредителя. Мы придумываем новые проекты, находим новых партнеров.

Нам важно выйти за рамки строгой функции и начать разговаривать с коллегами не только за совещательным столом, а думать о перспективах, выстраивать новые планы, реагировать на новые инициативы.

В свое время к нам пришла Алиса Прудникова с идеей Индустриальной биеннале и сказала: «Мы — современное искусство, нам нужно новое здание в Екатеринбурге». Можно было бы сказать: «Всего доброго, до свидания». И это был бы в то время очень уместный ответ. Но, обсудив эту идею с Аркадием Михайловичем в рамках стратегического проекта «Екатеринбург — город современного искусства», мы пришли к выводу, что городу нужен такой проект. В конечном итоге он стал уместным, и инициатива легла на местную специфику, на местный интерес, на нашу постиндустриализацию, наше осмысление и поиск, что мы и где мы. Как мы могли их не поддержать? Сначала мы поддержали их административно, потом рублем, а теперь мы стали закладывать уже строчку в бюджете, который уйдет на этот проект специально. Это наше достижение. Потому что для Екатеринбурга, когда мы живем в условиях дефицита бюджетa, ресурсы очень важны. Но надо понимать, что в культуре нет прямой зависимости деньги — талант. Талант не определяется рублем. Потому к своей деятельности мы так и относимся: мы — талант.

 

— Какие имена, на ваш взгляд, сегодня формируют культурный ландшафт Екатеринбурга?

— Для меня это, естественно, Николай Коляда. Совершенно ясно, что теперь город знают благодаря Тимофею Раде. Это совершенно новый взгляд на вещи, который уже вышел за пределы города далеко-далеко. Например, совершенно точно сегодня театральный мир знает Светлану Учайкину из Театра юного зрителя, знает Олега Лоевского и «Реальный театр» — крупнейший фестиваль в России. Абсолютно точно наши любимые художники — это Виталий Волович и Миша Брусиловский. Это Никита Корытин с глобальным проектом «Эрмитаж-Урал» и с музейными проектами, которые действительно вышли уже за рамки локальных. Это всё те фамилии, которые прославляют Екатеринбург. Это, конечно, Театр оперы и балета со своими потрясающими проектами, которые, может быть, действительно не рассчитаны на очень широкого зрителя, но они рассчитаны на работу души. Люди идут на эти проекты, вкладывают деньги. Конечно, и история про Белую Башню, TATLIN. То, что делается в Екатеринбурге по части архитектуры — много критикуется, но к этому никогда не пропадает интерес. 100+ Forum Russia. Наши амбиции распространяются не только вглубь, но и в высоту.

— Частные культурные инициативы — молодые художники, музыканты, театры, галереи. Кого вы выделяете на общем фоне. Нуждаются ли подобные проекты в поддержке со стороны городской власти? Если да, то как эта поддержка осуществляется? А если нет, то почему?

— Мы всегда поддержим их, никогда не бросим. И, знаете, для меня в искусстве не бывает чего-то неинтересного. Даже если не удается, даже если со мной это не созвучно, я всегда могу оценить результат этого труда как результат каких-то организационных, интеллектуальных напряжений. И очень к этому уважительно отношусь.

— Ваши личные пристрастия — театр, кино, музыка, изобразительное искусство, архитектура, детское творчество. Что бы вы выделили в новостной ленте екатеринбургской культуры конца 2015 первой половины 2016 года? В чем, на ваш взгляд, Екатеринбург более силен по сравнению с другими городами?

— Я обожаю театр, не могу без него жить. Только начался сезон, я уже посмотрела «Кентервильское привидение» в ТЮЗе, «Пассажирку» в Театре оперы и балета, доехала до Перми в субботу и посмотрела «Травиату» Курентзиса. Была абсолютно впечатлена, и очень хочу, чтобы Курентзис что-нибудь сделал в Екатеринбурге. Я посмотрела на фестивале «Петрушка Великий» несколько спектаклей, потому что они тоже невероятные. По большому счету, это мое третье место.

Другая часть моих предпочтений — это книги. Я до сих пор читаю бумажные, с электронными никак не могу подружиться. Поэтому в отпуск, например, все время еду с чемоданом книг. Иногда люблю ходить в кино, когда идет достойная вещь — например, Вуди Аллена. Поэтому смотрю абсолютно все премьеры, и не только потому, что это моя работа. С удовольствием хожу на выставки, для меня интересны как большие выставочные проекты, так и локальные. Очень люблю частные галереи, но, опять же, чтобы никого не обидеть, скажу, что с большим интересом слежу за нашими современными художниками, которые работают уже не в жанре чистого искусства, а наполняют свое искусство какими-то дополнительными опциями: светскими мероприятиями, гастрономическими вещами, общением, и делают более насыщенной жизнь города в том числе.

— Вы сказали про кино, и я вспомнил «Страну Оз». Как вы относитесь к такому представлению Екатеринбурга?

— Сигарев — абсолютный последователь Коляды, он с той же идеологией и ценностями. Я воспринимаю это как труд, но и как искусство — для меня это тоже понятная вещь. Но для развития моей личности, для отклика моей души — я ничего там не нахожу. Более того, нахожу некоторое неудовольствие от того, что имеется такой угол зрения на мой любимый город.

— Центры культуры. Как удержать баланс между массовым и элитарным? Нужны ли Екатеринбургу ДНК (Дома новой культуры)?

— Мне кажется, что это как раз тот самый случай, когда Министерство культуры РФ решило поработать таким методическим научным центром. Взять и насадить сверху на город Первоуральск некую красивую архитектурную шайбу и красиво назвать ДНК. Все очень символично, но есть одно чрезвычайно важное условие, что научно-методическая мысль заключается в людях и кадрах, которые будут реализовывать тот или иной проект. Как женщина я очень хорошо понимаю связь формы и содержания и их разность. Поэтому я очень желаю этому проекту успехов, я надеюсь, что там случится что-то интересное, но хочу сказать, что в Екатеринбурге у нас уже давно идет переосмысление деятельности этих самых Дворцов культуры. Что это такое? Это институция, максимально приближенная к населению. Практически в каждом районе она есть. Что там раньше делали? Пели, плясали, практически все было бесплатно. Новое время диктует новые условия. Обновление и реновация во всем. Поэтому Екатеринбург демонстрирует новую культурно-досуговую практику. Например, «Летняя оздоровительная кампания» – дети могут прожить во Дворцах культуры все лето, там постоянно происходят какие-то инициативы. Конечно, все зависит от команды, людей, которые это реализовывают, от их точки зрения, ценностей, квалификации. Конечно, здесь нужна очень сильная команда. Я от души желаю коллегам, чтобы у них этот проект получился. Потому что часто бывает так, что здание красивое, но хочется, чтобы и внутри была такая красота. Хочется теплоты, жизни, смыслов.

— Зоопарк. Каковы планы на переезд?

— В нашем зоопарке собрана самая большая коллекция маленьких и самых маленьких животных из Красной книги. И в таком городском пространстве для них созданы все необходимые условия, это не тюрьма.

Что касается переезда, то было уже пять заходов. Сложность заключается в том, что существуют определенные нормативы для переезда. И они чрезвычайно сложные. К примеру, там должна быть отдельная канализация, отдельный водопровод, постоянно должно быть электричество. Это мы с вами можем прожить сутки, когда у нас выключат электричество, а животные не могут. На сегодняшний день идет разговор и есть инвестор, который говорит о том, что может вложиться в этот проект. Мы сейчас находимся на стадии переговоров. Есть в планах перенести его к аэропорту «Кольцово», но и близость к аэропорту есть отягчающий фактор, с которым также нужно понимать, что делать. Поэтому идеи эти есть, но важно, чтобы наши желания совпадали с возможностями.

— ЦПКиО им. Маяковского является структурным подразделением Управления культуры. Мне как архитектору не кажется это странным, но возникает вопрос, может ли каждый парк города стать местом культуры? И если да, то что для этого нужно сделать?

— То, что ЦПКиО им. Маяковского является учреждением культуры — это первый тезис, который вы от меня услышите. То, что на территории этого парка находятся учреждения культуры, сохраняет этот парк до сих пор как парк. Если бы этого не было, он бы развивался в другом направлении. Сегодня парковая культура сложилась таким образом, что нужно, чтобы в парках всё время что-то происходило, чтобы случалась какая-то активность. Кто должен заниматься парками — всё время встаёт этот вопрос. Я могу сказать, что у нашего парка очень богатая история, именно она сформировала современное состояние этого учреждения. Он называется парком семейного отдыха. Мы не можем из него сегодня сделать молодёжный парк, поскольку там много пенсионеров, не можем сделать парк для пенсионеров с прогулочными зонами, потому что там очень много детей. Сегодня в ЦПКиО совершенно точно люди хотят кататься на велосипедах, коньках и лыжах — мы не можем оставить это без внимания. Каждые выходные в парке что-то происходит. Много частных инициатив — фестивали скульптур, День строителя и другие. Сейчас мы готовим в парке фан-зону к Чемпионату мира по футболу. Там всё время ощущается жизнь, это и превращает парк в культурное учреждение.

— Как архитектору мне кажется, что нельзя относиться к паркам так, что это — молодёжный парк, а это — нет. Это общая территория.

— Но я могу вам сказать, что в Москве пошли именно этим путём. Они сделали Парк им. Горького для молодёжи в чистом виде — с роликами, велодорожками, там такая шумная, активная жизнь. «Сокольники» сделали более «пенсионерским», чтобы погулять. Но у них возможности другие, нам это нужно понимать. Ну и потом есть другие территории, на которые бы я обратила внимание. Например, Харитоновский парк, который тоже надо бы привести в порядок. В ряде других наших парков существует множество имущественных отношений, которые надо учитывать при развитии той или иной территории. Если говорить о парке — то это главная мысль.

— Библиотеки. Кто в эпоху Интернета является потребителями данного вида услуг? Какой, на ваш взгляд, должна быть современная библиотека, и есть ли такие примеры в Екатеринбурге?

— Я хочу сказать, что все публичные библиотеки, за исключением научных, Библиотеки им. Белинского и Детской областной библиотеки, образуют два муниципальных объединения. Первое – это «Муниципальное объединение библиотек города Екатеринбурга» (там 38 библиотек), и второй — это «Библиотечный центр “Екатеринбург”» (бывшая Библиотека Главы Екатеринбурга, там 4 библиотеки). Про стратегические проекты я уже говорила, но сегодня я могу сказать, что благодаря тому, что они были первыми, это дало невероятный толчок к развитию. Это укрепило их материально. Сегодняшний вопрос меня очень веселит: «У вас есть Интернет в библиотеках?». Вы будете смеяться, но есть! В свердловской области, где-то подальше от Екатеринбурга, такой вопрос можно до сих пор услышать. И я вам хочу сказать, что этот вопрос до сих пор актуален в России. Мы об этом давно уже не говорим.

На сегодняшний день, конечно, у нас огромный книжный фонд, и мы занимаемся оцифровкой этого книжного фонда, и возможности библиотек при этом, конечно, увеличиваются. Вообще сегодня в сфере культуры у нас в библиотеках работают самые передовые сотрудники. Когда я начинаю говорить на эту тему, многие восклицают: «Да не может быть! Может быть в музеях?». Нет, именно в библиотеках. Это люди, которые умеют работать с большим объёмом информации, умеют её обрабатывать и анализировать. Екатеринбургские библиотеки давно перестали быть пыльными хранилищами книг. Сегодня практически всё упаковано в электронный вид, но самое главное, что мы умеем отвечать на запросы потребителя, что тоже чрезвычайно важно. Сегодня наши библиотеки дают максимум для того, что тебе нужно, что от тебя требует образование. У школьных библиотек возможностей, конечно, значительно меньше, поэтому для школьников мы проводим мастер-классы, круглые столы, встречи с писателями, поэтами, ведём разговоры на актуальные темы о новинках или, наоборот, «старинках». Библиотека превратилась в своеобразный социальный центр. У библиотек есть очень много интересных совместных проектов с нашими учреждениями и своих собственных. Из своих собственных могу упомянуть «Читай, Екатеринбург!» и «Библионочь». Библиотеки понимают, что их задача ещё и в том, чтобы народ читал, и библиотеки очень много для этого делают.

С появлением Ельцин Центра наш культурный ландшафт изменился, началась более мощная траектория развития. Но вот то, что сегодня делает «Пиотровский», наши библиотеки делали задолго до его прихода.

И еще наши библиотеки самые первые в городе начали учить пользоваться Интернетом пенсионеров. Это было уже очень давно, наверное, лет 12 назад, они начали организовывать бесплатные курсы для пенсионеров, те выучились, и несколько уважаемых горожанок уехало замуж за рубеж, благодаря Интернету.

— Какова судьба проекта «Эрмитаж-Урал»? Когда нам ждать открытия, и чем удивит екатеринбуржцев один из лучших музеев мира?

— Сейчас мы находимся в самой активной фазе, идёт формирование бюджета, выстраивание планов на 2017 и 2018 годы. Точно могу сказать, что к 2018-му мы должны построить «Эрмитаж» и должны открыть новое фондохранилище для музея. Я хочу сказать, что нам в этом деле помогают и наши лоббисты — это, в первую очередь, Аркадий Михайлович Чернецкий, депутаты Государственной Думы, Правительство Российской Федерации вместе с Губернатором Свердловской области. Мы рассчитываем на успех. Другого вариант развития у нас нет. Чтобы этот проект состоялся и зажил, когда мы его построим, нужно проделать колоссальную работу. Мы уже находимся в этой работе. Это колоссальная работа — научная, методическая, исследовательская, выставочная. У нас очень много интересного заготовлено для зрителя. Во-первых, это обязательные эрмитажные выставки, во-вторых, это большая совместная научная работа, что также мощно продвинет музейный комплекс всего Екатеринбурга. В фондохранении мы делаем большую реставрационную мастерскую, пока дела у нас с этим идут очень тяжело. Будет целая реставрационная школа, чего тоже нам не хватает. Одним словом, на этот проект мы очень рассчитываем, как на флагманский музейный проект всего нашего региона. Не буду раскрывать все секреты, хоть это и очень интересно. Но я уверена, что мы будем радовать зрителей. Насыщенность будет колоссальной.

— Будут ли у Эрмитажа специализации? Если нет, то может быть, учитывая тот факт, что у нас очень много авангарда и конструктивизма, может ли быть наш «Эрмитаж-Урал» как раз связан с русским авангардом?

— У нас взаимоотношения с Эрмитажем шире. Екатеринбург — город, который спас во время Великой Отечественной войны коллекцию Эрмитажа. Почти два миллиона экспонатов хранилось здесь. Поэтому наша история значительно шире западноевропейского искусства и авангарда.

— Ваш культсовет нашим читателям.

— Надо обязательно ходить в театры для того, чтобы посмотреть на себя со стороны. В музеи – чтобы помнить, что твоя жизнь очень коротка, и что ты не один на этой планете. Чтобы понимать, что мир огромен и прекрасен, надо читать книги. Чтобы любить место, где ты живёшь, его надо очень хорошо знать, поэтому надо почаще выходить из дома и гулять по городу, смотреть архитектуру, заходить в интересные места. Надо любить свой край и свою Родину и обязательно путешествовать. Это очень простые советы, которые иногда не требуют больших вложений со стороны материальной, но требуют очень больших вложений со стороны душевной. Когда ты приходишь после работы и говоришь: «Не могу, устал. Вот мой любимый диван и телевизор». Вот тут ты себя должен заставить и сказать: «Я хочу сходить в театр». Или взять книгу, выключить телевизор, остаться на диване, но прочитать обязательно 50 страниц текста. Нужно развивать свою душу и ее выносливость. Для того, чтобы жить в современном, очень активном мире, нужна очень большая душевная выносливость.

Подготовил и провел Эдуард Кубенский

Интервью опубликовано в журнале Ekaterinburg: Лучшие практики Екатеринбурга 2016 – 2016

поделились
в соцсетях


Комментарии пользователей сайта

Комментариев пока нет, оставьте первый комментарий.

Оставьте комментарий

Добавить комментарий

Официальный сайт Управления культуры
Администрации Екатеринбурга

Новости
Диалог
Арт-терапия
Афиша
Места
Прямая линия
Управление культуры
База тегов