Поиск по сайту

01 Марта 2017

Наталья Смирнова: «Забыть о юбилее Февральской революции было бы неправильно»

Интервью с директором Объединенного музея писателей Урала


Текст: Дарья Мичурина Текст: Дарья Мичурина
Фото: Георгий Сапожников Фото: Георгий Сапожников
Мне нравится!

В прошлом году Объединенный музей писателей Урала отметил 70-летие со дня основания первого музея. Однако 2017 год обещает стать не менее запоминающимся в истории учреждения: главной темой станет юбилей Революции 1917 года, который музеи и Камерный театр готовятся отметить выставками, спектаклями и интерактивными событиями. О масштабном проекте «Я Революция», культурном капитале Екатеринбурга и внутреннем конфликте музейной деятельности мы поговорили с директором Объединенного музея писателей Урала Натальей Андреевной Смирновой.

— Наталья Андреевна, как для Объединенного музея писателей Урала прошел юбилейный год?

—В нашем объединении – семь музеев и Камерный театр. И в каждом подразделении за этот год произошли позитивные изменения. Я считаю, что эти изменения не столько связаны с тем, что я пришла на место руководителя  – скорее это естественные эволюционные процессы, которые происходят в учреждении, которое живет и развивается. В наших музеях очень крепкая команда профессионалов, и то, что происходит в объединении – целиком и полностью их заслуга.

— Какие проекты лично вам показались наиболее яркими, запоминающимися?

— Среди самых ярких — интерактивная экспозиция «Полный контакт» в Доме-музее П.П. Бажова: сотрудники музея предлагают посетителям познакомиться с предметами, описанными в сказах Павла Петровича. Посетители, в первую очередь, дети, могут примерить кольчугу, постоять на лыжах, пострелять из лука, потрогать камушки из необыкновенной шкатулки. В ходе экскурсии, слушая о творчестве Бажова, о том, как создавались его сказы и откуда взялись образы героев, слушатели могут ощутить себя непосредственными участниками этих событий. Этот выставочный проект пользуется большой популярностью: летом он открывается на площадке самого музея, а зимой функционирует на соседней территории, под крышей техникума. Эту выставку мы планируем вывезти в Академический район на площадку одной из общеобразовательных школ.

Еще, конечно выставка «Сестричка моя, Лизаветушка» в Музее Д.Н. Мамина-Сибиряка, первом музее нашего объединения, который открылся благодаря сестре Дмитрия Наркисовича: в 1912 году она подарила городу дом писателя с целью создания в нем музея. Оформить эту выставку нам помог Центр музейных технологий.

Еще был международный проект «Хроники Нарнии» с участием итальянских художников; выставка, посвященная юбилею уральского рока в музее «Литературная жизнь Урала XX века». И, конечно же, выставочный проект «Нехорошая пьеса» музея «Литературная жизнь Урала XIX века», посвященный творчеству Булгакова и получивший награду музейного конкурса в Екатеринбурге.

— Наряду с музеями активно развивается и Камерный театр – в последнее время он все чаще звучит в информационной повестке города. Чем это обусловлено?

— Камерный театр – наше самое крупное подразделение, которое скромно называется «Литературно-музыкальный зал». И когда он только создавался, то задумывался именно как литературный театр при музее, а с годами стал практически самостоятельным профессиональным театром. Действительно, в прошлом году, мы вышли за рамки плановых работ, у нас было неожиданно много премьер: и «Небесный тихоход», и очень неоднозначный спектакль «Где тонко, там и рвется» по Тургеневу, и литературный спектакль «Оттепель», который идет сегодня с большим успехом. И, конечно же, новогоднее представление «Щелкунчик». Согласитесь, за один год для камерного театра это совсем немало! И все это – полноценные театральные премьеры, на выпуск которых непросто было решиться. Но театр не будет развиваться, если мы не будем обновлять репертуар.

Кроме того, в 2016 году у нас появилась новая успешная театральная форма — литературные вечера в вестибюле Камерного театра. И последняя премьера, «Аутсайдеры», по произведениям поэтов-восьмидесятников, тоже оказалась достаточно успешной. Этот спектакль еще называют «квартирник» — он малой формы и предполагает небольшое количество зрителей. Вестибюль вмещает всего около 50 человек, и сейчас каждый спектакль идет при аншлаге.

Так что на сегодняшний день у нас есть некий задел, и в новом, 2017 году, мы ждем новых премьер – ближайшая состоялась 24 февраля. Спектакль под названием «Февральская революция» откроет наш большой проект «Я Революция», посвященный 100-летию событий 1917 года.

— Расскажите о проекте поподробнее. Он будет включать в себя только спектакли, или другие музеи объединения также примут в нем участие?

— Как вы понимаете, столетие революции – событие мирового, эпохального масштаба. Сложно назвать его праздничным или сказать, что оно вызывает какое-то сожаление, но просто не заметить, забыть его было бы неправильным.  «Я Революция» — это общий проект всех подразделений Объединенного музея писателей Урала. Это проект концептуально непростой, но, как нам кажется, необходимый и своевременный. В нем два крупных театральных спектакля: «Февральская революция» и постановка по воспоминаниям Надежды Тэффи. Пьеса сегодня находится в работе, ее пишет Надежда Колтышева, и я думаю, что к апрелю мы уже получим этот материал. Это будет завершающим аккордом как театрального сезона, так и проекта «Я Революция».

Помимо спектаклей, в рамках проекта планируется три выставки. Первая из них откроется уже в марте – это будем «Футурум-революция» на площадке музея «Литературная жизнь Урала XX века». Само слово «футурум» говорит о некоем предчувствии, ожидании будущего, предвосхищении революции. В первую очередь речь пойдет, конечно, о футуристах в поэзии и живописи. Проект будет реализован при поддержке Екатеринбургского музея изобразительных искусств и Музея истории Екатеринбурга: они предоставляют нам несколько предметов из своих запасников, что, конечно, очень для нас важно – эти работы должны украсить идею проекта.

Следующую выставку мы открываем в сентябре, и она будет посвящена детям революции. Откроется она на площадке музея «Литературная жизнь Урала XIX века». Говоря о детях революции, нам хотелось бы показать, как это событие повлияло на саму концепцию воспитания детей в России. А изменилась она принципиально. До революции дети воспитывались как взрослые – носили взрослую одежду маленького размера, читали взрослые книги, литературы для детей было очень мало; детские праздники были калькой взрослых праздников и событий, интерьер детских комнат копировал интерьер взрослых… 

А после революции отношение к детям кардинально изменилось. Появились детские праздники, организации, система коллективного воспитания. С чем это было связано, почему произошло, хорошо это или плохо? Ведь концепция воспитания детей определяет взрослого человека, его мировоззрение. Я очень жду этой выставки и уверена, что она будет интересной для любых возрастов и поколений, ведь сама тема детства всегда очень актуальна.

Третий выставочный проект – вновь на площадке музея «Литературная жизнь Урала XX века» — называется «Мода революции». Однако речь здесь пойдет не только об одежде – выставка будет посвящена моде в окружении, бытовой культуре, интерьере, дизайне, мироощущении и образе жизни.

— Планируете ли вы «вписать» проект «Я Революция» в крупные культурные события — например, «Ночь музеев»?

— Разумеется! Мы разрабатываем три интерактивных проекта, которые не менее значимы и трудозатратны, чем выставки. Первый из них мы реализуем в рамках акции «Ночь музеев»: это будет прямое взаимодействие с посетителем, который ответит нам на вопрос, как соотносятся понятия «я» и «революция». Что значит революция для меня и что значила для моих родителей, как я воспринимаю революцию и как я буду рассказывать о ней своим детям. Этот диалог будет фиксироваться и использоваться в научно-исследовательской работе. А результаты будут представлены в виде фильма, где с посетителями будет строиться диалог на тему «Я Революция». Мы планируем создать своеобразный портал во времени, который позволит нам осознать, что же изменилось за эти сто лет. Но все секреты открывать не буду.

Следующий проект планируется в рамках «Ночи музыки». Здесь у нас уже есть опыт, ведь на площадках Объединенного музея писателей Урала в «Ночь музыки» всегда проходят выступления. На этот раз мы хотели бы, чтобы музыканты играли кавер-версии песен времен революции. «Ночь музыки» — это интерактивный, кратковременный проект, но хотелось бы, чтобы он запомнился посетителям осознанием, ощущением революционной эпохи.

Еще один интерактивный проект, который должен обобщить всю деятельность в рамках «Я Революции» — круглый стол. Состав его участников будет определяться теми результатами, которые мы получим в результате всей работы. Скорее всего, это будут и посетители, и историки, и философы, и педагоги, и политологи. С ними мы хотели бы поговорить о том, что такое революция сегодня. В первую очередь, конечно, в рамках нашей музейной деятельности. А так как мы – музей литературный, то в первую очередь речь пойдет о том, как революция повлияла на литературу и, напротив, какое влияние оказала литература на развитие революционных процессов.

— «Я Революция» – уже полностью сформированный проект? Или в нем еще найдется место для других начинаний?

— Нет, мы ни в коем случае не хотим ограничивать проект тремя интерактивами, тремя выставками и двумя спектаклями – мы хотели бы привлечь и других участников. К примеру, в этом году у нас появилась новая площадка – эстрада и сквер Литературного квартала. И, конечно же, там нам хочется реализовать какие-то свои задумки. Сквер должен работать, должен быть открыт для горожан, и все проходящие там проекты хочется связать с жизнью Литературного квартала. Реализовываться там будут не только литературные проекты, планируются самые разные мероприятия, фестивали, литературно-музыкальные вечера. Но в любом случае там будет именно интеллектуальный отдых.

Также мы ждем от Музея Решетникова, что в рамках проекта «Я Революция» появится какая-то и его составляющая – экспресс-выставка или лекция, связанная с революционной почтой.

— Однако жизнь Литературного квартала наверняка не замкнется в рамках одного, пусть и столь масштабного, проекта. Какие еще планы вы строите на ближайший год?

— На каждой площадке, естественно, пройдут традиционные выставки, посвященные творчеству тех или иных поэтов и писателей, а также связанные с провозглашенным Годом экологии — одной  из первых таких выставок стала «Экология любви» в музее «Литературная жизнь Урала XIX века». Доброй традицией Литературного квартала стали мероприятия, посвященные Масленице – они прошли в Музее П.П. Бажова, на площадке Музея Решетникова… Эти мероприятия очень любят и дети, и взрослые – с одной стороны, они носят фольклорный характер, с другой – связаны с историей уральской самобытности. На площадке музея Решетникова, кстати, проходит ежегодный конкурс на лучшее чучело Масленицы.

В Камерном театре после «Февральской революции» состоится премьера постановки малой формы по поэзии 30-х годов 20 века — «Обереуты». Следующий поэтический спектакль, уже на большой сцене – по поэзии военного периода. Оба они войдут в проект, который мы называем «Русская поэзия XX века»: он стал возможен с приходом нового главного режиссера Дмитрия Евгеньевича Касимова и пользуется популярностью у зрителя. Нам же этот проект нравится, потому что он напрямую выполняет нашу главную миссию – продвигать, пропагандировать русскую литературу. Кроме того, в этом году мы хотели поставить еще одну премьеру – «Попрыгунью» по Антону Павловичу Чехову.

А вообще, конечно, планов и мечтаний у нас много; одна нашу улица теперь называется Царская, другая – Пролетарская, и в рамках проекта «Я Революция» разрабатываются летние экскурсии «От Царской до Пролетарской». Весь год, сопровождая и поддерживая этот проект, будут происходить какие-то события. Нам очень хотелось бы, чтобы улица Пролетарская стала пешеходной: сегодня у нас нет возможности показать наши домики, памятники архитектуры, например, музей «Литературная жизнь Урала XX века» — не мемориальный дом, но памятник архитектуры начала века, стиль модерн. И когда он заставлен машинами, то всей этой красоты, конечно же, не видно. Не будь этих машин – и улочка смотрелась бы просто сказочно! Но мечта есть, мы будем двигаться к тому, чтобы ее осуществить. Быть может, к 300-летию Екатеринбурга общественность и руководство города поймут, что это уникальное место достойно того, чтобы жители видели его во всей красе.

— В прошлом году в ГЦСИ-Урал прогремел «Бажов-фест», который вызвал у горожан большой интерес. А как объединение, в составе которого находится Дом-музей П.П. Бажова, планирует поддерживать заинтересованность горожан в этой теме?

— У нас даже не один, а два музея, связанных с именем Павла Петровича Бажова – не забывайте о музее в Сысерти! Конечно, творчество Бажова, его личность – это символический капитал города Екатеринбурга. Это то, что могло бы послужить славе и продвижению города. Конечно же, наследие Павла Петровича очень красочное, яркое, мудрое, ценное – нужно  только правильно его осмыслить и подать. Я думаю, что Музей П.П. Бажова предложит свой проект и в рамках «Я Революции», ведь Павел Петрович пережил революцию, известно его мнение о ней. Это будет если и не выставочный проект, то по крайней мере семинар или круглый стол, на котором можно будет поговорить об отношении к революции Бажова и его семьи, о том, как события 1917 года отразились на его творчестве. 

В 2017 году Управление культуры планирует провести большой форум, который сегодня условно называется «Культуралика». Этот форум предполагает несколько форм представления и обсуждения вопросов, связанных с культурной жизнью городов и регионов. Это обязательно будет выставка  достижений сферы культуры Екатеринбурга: все учреждения представят самые интересные результаты своей работы. Здесь же предполагается обсуждение профессиональных вопросов. Мы очень хотели бы, чтобы на этом форуме, дискуссионной трибуне обязательно прозвучала тема Павла Петровича Бажова с точки зрения ее исследования различными специалистами, ведь это тема и краеведов, и литераторов, и историков, и философов, и даже дизайнеров!

Имя Бажова и его персонажей эксплуатируется сегодня достаточно широко, а нам хотелось бы, чтобы к данной теме относились бережнее. Важно, чтобы разговоры о гении места не стали аналогом примитивного фаст-фуда, ведь Павел Петрович – уникальный уральский писатель. Второго такого нет.

— Сейчас музеи все чаще выбирают в качестве формы общения с посетителем интерактив. Что это – лишь дань времени, уступка по отношению к посетителю или же усовершенствованный способ донесения информации?

— В деятельности музея естественным образом существует очень мощный конфликт между хранением и экспонированием, между хранителем и экскурсоводом. Хранителю важно сохранить, сберечь для будущих поколений, изучить, описать, отреставрировать. А у научного сотрудника, который занимается экспозицией, другая задача – показать, дать возможность познакомиться, продемонстрировать, достать из запасников и выставить на всеобщее обозрение. И этот естественный конфликт, конечно, требует разрешения: нужно сделать так, чтобы и «овцы были целы, и волки сыты». Приходится придумывать новые формы музейной деятельности. Традиционный музей, в котором экспонаты выставлены за стеклом, и мы с вами, щурясь или снимая очки, вглядываемся и читаем этикетки, сегодня уже не работает, потому что современный человек привык к другой форме получения информации. Интернет и современные информационные технологии позволяют едва ли не потрогать и понюхать то, что находится на другом краю света. А если мы с вами приходим в музей и видим экспонат за стеклом на расстоянии полуметра, не имея возможности рассмотреть ближе, потрогать или понюхать, то мы развернемся и уйдем. Выберем интернет.

Труднее всего в этой ситуации – литературному музею. Если в музее изобразительных искусств –  интереснейший и красивейший визуальный ряд, эстетическое наслаждение, если в краеведческом музее – артефакты и экспонаты, то на что смотреть в литературном музее? Это очень сложный вопрос. Как привлечь посетителя в музей, который, по сути своей, является архивом документов и библиотекой? Нам сложнее придумывать и предлагать новые формы взаимодействия с посетителем, чтобы ему было интересно прийти именно к нам.

Конечно, основная миссия литературного музея – хранить наследие (переписку, рукописи, документы) и показывать эпоху, в которой творил писатель, показывать источники его вдохновения, откуда возникло то или иное художественное решение в творчестве, как писатель был воспринят своими современниками, как он достиг вершин своего творчества. А еще наша миссия – учить читать, понимать литературу, бережно относиться к литературному наследию.

Мы – единственный литературный музей города, и пропагандировать творчество только уральских писателей, наверное, не совсем правильно. Но хранить их творчество – да! Ведь литературный Урал – очень яркий на карте России. Наша поэзия, драматургия очень сильны! Часто меня спрашивают, будем ли мы открывать «Литературную жизнь Урала XXI века»? Конечно, будем! Если это не будет отдельным музеем, то мы будем заниматься охранением писательского труда тех, кто работает в XXI веке. Поэтому мы очень бережно относимся к дарителям, которые приносят нам семейные архивы, рукописи… К примеру, Николай Коляда подарил нам свое собрание сочинений и рукописные материалы. Конечно же, все это мы будем хранить с большим уважением, и когда-нибудь дары станут бесценными. Мы очень дружим с Союзом писателей Урала, и сейчас ждем, когда они передадут нам уникальный экспонат – личное дело Павла Петровича Бажова, который был членом и председателем союза.

На сегодняшний день у нас за спиной – очень много красивых музейных проектов. Единственное, чего нам не хватает – яркости в их представлении зрителю. Но в этом году мы непременно это исправим и зазвучим!

поделились
в соцсетях


Комментарии пользователей сайта

Комментариев пока нет, оставьте первый комментарий.

Оставьте комментарий

Добавить комментарий

Официальный сайт Управления культуры
Администрации Екатеринбурга

Новости
Диалог
Арт-терапия
Афиша
Места
Прямая линия
Управление культуры