Поиск по сайту

17 Ноября 2017

Елена Бартновская: «Духовный подъем – это миссия»

С праздником!


Текст: Дарья Санникова
Мне нравится!

Сегодня свой день рождения празднует Елена Евгеньевна Бартновская, в прошлом – специалист по художественному образованию Управления культуры Администрации города Екатеринбурга, а ныне – руководитель концертного хора «Глория» и директор Детской музыкальной школы №7 имени Рахманинова. Вспоминаем наше с ней интервью для проекта «Кирпичи культуры»

Фото Георгия Сапожникова

— Елена Евгеньевна, как началась ваша работа в Управлении культуры?

— В Управление культуры города я попала абсолютно случайно. После окончания музыкального училища им. П.И.Чайковского поехала по распределению работать в Сухой Лог, проработала там девять лет и вернулась в Екатеринбург. Начала искать работу. Поскольку жила на Уралмаше, обошла все музыкальные школы Уралмаша, Эльмаша, но места нигде не было, устроиться преподавателем в те годы было очень трудно. В тот момент была вакансия в методическом центре Министерства культуры области, но, чтобы выйти на работу, нужно было ждать два-три месяца. И мне порекомендовали обратиться в Управление культуры города: тут как раз увольнялась специалист по художественному образованию, Надежда Леонидовна Куцанова. Я пришла, Виктор Николаевич Олюнин, который в то время руководил Управлением, коротко со мной побеседовал, и я приступила к работе. Кстати, благодаря этому я тогда же попала и в музыкальную школу на Сортировке – в Детскую музыкальную школу №7.

— Сложно было совмещать две работы?

— Нет, несложно. Во-первых, я была молодая. Во-вторых, мне официально было выделено время на эту работу: в определенный день после обеда я уезжала, чтобы работать в школе с хором. А в остальное время занималась сбором отчетов и анализом деятельности школ, определением задач. В то время я знала абсолютно все музыкальные школы и школы искусств, бывала на всех мероприятиях. Сейчас, кстати, я сожалею, что такой информированности у меня уже нет, потому что это было необычайно интересно. Я много работала с директорами, у которых, кстати, были очень жесткие условия: директора не могли работать по совместительству, а очень многие талантливые руководители возглавляли творческие коллективы. Например, Валерий Георгиевич Буланов работал с хором Горно-металлургического техникума. И Виктор Николаевич Олюнин всегда говорил: «Да, нельзя. Но смотри по ситуации: в порядке исключения, если считаешь нужным, и человек действительно справляется, – разрешай». И я действительно много таких разрешений написала, в порядке исключения.

— Как вы считаете, музыкальное образование помогало вам в управленческой работе?

— Музыкальное образование – это невероятная вещь. Только вчера я говорила детям, что, по мнению философа И. Канта, наши руки, пальцы – это вышедший наружу головной мозг. И у всех музыкантов, которые много и активно работают пальцами, мозговая деятельность идет более активно, поэтому они гораздо больше успевают, больше помнят, больше могут. Может быть, поэтому я справлялась. Был такой интересный момент. В Управлении культуры всегда, на каждый вечер, были билеты в театр. Конечно, на премьеры свободных билетов не было, а вот на репертуарные спектакли билеты всегда оставались. В тот период времени я обошла все наши муниципальные театры, посмотрела весь репертуар – после этого у меня такой возможности больше никогда не было. Это было необычайно интересно, у меня до сих пор остались яркие воспоминания.

— Какие еще события тех лет запомнились особенно ярко?

— Я проработала всего два года. Планировала один, но Виктор Николаевич дорабатывал год и попросил меня остаться вместе с ним. Мы как раз переезжали из здания Театра юного зрителя в здание Администрации, где сейчас находится Управление культуры. Помню, как мы сами делали ремонт, как натирали паркет лаком, делали это с удовольствием. Штат был очень маленький: я работала специалистом по школам, была у нас специалист по библиотекам, театрам, работник, которая занималась техническими вопросами, – тоже, кстати, музыкант, закончившая консерваторию. Был секретарь, а еще знаменитый Юрий Баррикадович, тоже музыкант по образованию, но он редактировал и составлял все важные документы. Вот и весь наш штат. Команда была совсем небольшая, но работали очень дружно.

Самым ярким, пожалуй, впечатлением было празднование 9 Мая в первый год моей работы. На Площадь 1905 года съезжались КАМАЗы, на них клались бетонные плиты для того, чтобы сделать подобие хоровых станков. В хоре планировалось собрать более трех тысяч человек! Это было что-то грандиозное. Мы тогда поспорили с профессором Завадским на ящик шампанского: он говорил, что мы не сможем этого сделать. А ведь сделали! Была совершенно невероятная подготовка. За три дня до праздника Виктор Николаевич мне сказал: я вас удочеряю, домой вы уже не ходите. Помню, как собирали хор – и детские, и взрослые коллективы, в которых пели педагоги школ искусств, студенты средних и высших учебных заведений, дети музыкальных и общеобразовательных школ, хоры ветеранов. В городе царил необычайный общий подъем. Это было, конечно, грандиозное событие: духовой оркестр на площади, много дирижеров , и я, кстати, тоже дирижировала. Это было невероятно и осталось в памяти до сих пор. Для меня это был первый городской праздник. С каждым годом все это, конечно, развивается и совершенствуется, но тот невероятный подъем, отклик людей мне очень запомнился. 9 мая был солнечный день, все загорели, после выступления хора никто не расходился по домам, все еще долго были на площадках в центре города.

— Вы сказали, что штат был совсем небольшой, как справлялись с объемом работы?

— Да как-то справлялись, особой тяжести не было. Единственное, мне всегда хотелось работать с детьми. Работа чиновника, на мой взгляд, самая трудная работа, которую может выполнять человек. У меня не было каких-то конфликтных ситуаций или еще каких-то сложностей, которые всегда отягощают работу, всегда было взаимопонимание – и с Виктором Николаевичем Олюниным, и с директорами школ. Хотя совет директоров был тогда невероятно важным, солидным: помню свой первый совет, который состоялся еще в здании старого ТЮЗа – какие все были серьезные, заслуженные! Или, может, я просто была слишком юная. Школы работали тогда потрясающе, выдавали великолепные результаты! В конце года подводились итоги: все боролись за знамя и переходящий вымпел. Выездной совет директоров на базе какой-либо из школ – событие космического масштаба! Каждая школа готовилась к этому несколько месяцев в напряженном режиме. Но тогда и отношение родителей к нашему делу было несколько иное, чем сейчас. Никаких вопросов о целесообразности обучения детей в музыкальных школах не было. Сегодня мы испытываем совершенно другие трудности в работе.

Так что работалось легко, в полном взаимопонимании. Но я всегда стремилась в школу: работа чиновника – это не мое. Хотя я с невероятным уважением отношусь к деятельности чиновников и сейчас не понимаю, как они выдерживают такой режим и темп работы. Тогда было намного проще, гораздо меньше бумаг. Пока по телефону позвонишь, пока человек доедет до места… Скорость совсем другая. В то время я на первом калькуляторе только считала, никаких компьютеров не было, скорость жизни и темп работы был гораздо спокойнее. Сейчас все выросло в геометрической прогрессии.

Международный хоровой фестиваль-конкурс – IV Международные хоровые ассамблеи «EURASIA CANTAT»

Фото Татьяны Доукша

— Что вы имеете в виду, когда говорите, что отношение родителей к дополнительному образованию было другим?

— Дело в том, что нынешнее поколение родителей – это дети 90-х. Невероятно сложное поколение, которое, на мой взгляд, недостаточно времени уделяет общению со своими детьми. Многие важные вещи заменили компьютерные игры, виртуальная реальность, и сейчас мы переживаем пик этих негативных явлений. Могу привести пример из своей практики: в позапрошлом году в подготовительную группу пришел учиться мальчик. Я вижу, что у него очень хорошая голова, но он абсолютно не скоординирован, плохо говорит, страдает от того, что не может сделать на ритмике элементарные подскоки. Вижу, что он стремится, репетирует дома, но у него не получается. Я никак не могла понять, в чем дело. А потом оказалось, что мама в полтора года посадила его за компьютерные игры. И развитие ребенка настолько затормозилось, что мы уже третий год пытаемся ему помочь, выправить эту ситуацию, но процесс идет очень медленно.

Только что мы были в поездке, на конкурсе в Праге. Мы были единственным детским хором в числе участников, и нам отдали на открытии первые ряды. Я встала, чтобы что-то сказать детям, когда зал уже был наполнен, и увидела, что абсолютно все хоровые коллективы, молодежные и взрослые, общаются, разговаривают, а мои дети сидят в телефонах. Это совершенно ужасное веяние времени, но это только одна часть. Наш авторитарный метод под названием «ты должен выучить» сейчас абсолютно не работает. Ярким примером явилось высказывание одного из родителей учительнице: «Мой сын вам ничего не должен». Мотивировать детей к серьезным занятиям теперь очень сложно, но это отдельная тема для обсуждения.

Я надеюсь, что пик негативизма в этом отношении мы уже прошли: появляются родители, наши единомышленники, которые элементарно заботятся о развитии своих детей и с ними много разговаривают. Прекращение общения между родителями и детьми – это серьезная беда. Но именно школы искусств сейчас эту проблему решают. Я много общаюсь со своими детьми, мы часто бываем в поездках, а не только на уроках, мы много разговариваем. Мне кажется, общеобразовательная школа сейчас этими вопросами не занимается – это мое субъективное мнение. Я все время объясняю своим детям: «Вы – будущая элита нашего общества». Но, думаю, наша миссия будет оценена немного позже. Уверена, не пропадет «наш скорбный труд». Будущее за нами.

— Создание духовного подъема – это задача, миссия или все же удачное стечение обстоятельств?

— Создавать духовный подъем – это миссия. И я думаю, что именно в Екатеринбурге это есть: мы много ездим по стране, общаемся с другими коллективами и видим разницу между городами России, и не только маленькими, но и большими. Екатеринбург сейчас намного благополучнее других, он является в каком-то смысле лидером, и люди это понимают, знают об этом. Я думаю, что это невероятная заслуга, без всякой лести, нынешнего начальника Управления культуры Татьяны Львовны Ярошевской. Конечно, когда она пришла на этот пост и мы в первый раз с ней встретились, нам многое было не очень понятно. До этого нами руководил Валерий Павлович Плотников, музыкант, выпускник консерватории, и мы с ним говорили на одном языке. Татьяна Львовна обрушила на нас вал каких-то не очень понятных для нас задач, которые поначалу вызывали и смятение, и возмущение, и сопротивление. Но с течением времени мы понимаем, насколько она была права. Мы это понимаем и, конечно, ценим. Немногие люди могут так смотреть вперед и опережать свое время.

поделились
в соцсетях


Комментарии пользователей сайта

Комментариев пока нет, оставьте первый комментарий.

Оставьте комментарий

Добавить комментарий

Официальный сайт Управления культуры
Администрации Екатеринбурга

Новости
Диалог
Арт-терапия
Афиша
Места
Прямая линия
Управление культуры