Поиск по сайту

30 Января 2018

Кирпичи культуры: Музей «Литературная жизнь Урала ХХ века»

Новый выпуск рубрики об истории зданий культурных учреждений


Текст: Екатерина Юркова Текст: Екатерина Юркова
Фото: Татьяна Доукша Фото: Татьяна Доукша
Мне нравится!

Какие тайны хранит здание с круглыми окнами, как оно связано с восстанием Колчака? Могут ли переезжать целые дома, и по какой причине скрипят старые половицы дома Иванова? В предвкушении юбилея Управления культуры Екатеринбурга мы заглянули в здания, хранящие культурную историю города и его жителей.

Прогуливаясь по улице Пролетарской, можно заметить необычный дом с круглыми окнами и резьбой, украшающей фасад здания. На стене висит табличка «Дом жилой В.И. Иванова», а по центру – каменная лестница, отходящая от дома на полтротуара. В деревянной постройке расположен музей «Литературная жизнь Урала ХХ века».

Круглооконное чудо в литературном квартале

Постройка здания относится примерно к 1910–1912 годам. Архитектором выступил один из главных зодчих Екатеринбурга тех лет Иван Казимирович Янковский, также разработавший интерьеры для Театра оперы и балета и построивший дом доктора Сяно по улице Карла Либкнехта, 2. Любовь Ивана Казимировича к «провинциальному модерну» и «псевдорусскому стилю» выразилась в многочисленных арках внутри дома, деревянной резьбе, стрельчатой крыше и асимметричном фасаде.

В истории дома В.И. Иванова значатся два ярких события: пожар и переезд самого здания. Изначально дом был построен в другом месте и соседствовал с домом М.Я. Алексеевой (музей «Литературная жизнь Урала XIX века»), находясь на улице, раньше называемой Колобовской, но за сотню лет успевшей сменить название сначала на Толмачева и теперь на Царскую.

Каким же образом постройка переместилась на соседнюю улицу? Ответ на этот вопрос связан с историей самого Литературного квартала и одним из инициаторов его создания, почетным гражданином города, директором Музея писателей Урала с 1984 по 2004 год Лидией Александровной Худяковой, которой подсказали в архитектурном управлении города, что для создания полноценного квартала дом можно перенести с одного места на другой.

Дерзкий замысел сработал благодаря тому, что дом был сгоревшим, а потому не представлял особой значимости для архитектурного управления. Не обладая также и статусом памятника истории, дом не требовал тщательного восстановления – важно было воссоздать только архитектурный облик. Стремления екатеринбургских деятелей совпали с мнением городской управы, и здание перенесли туда, где раньше стояли деревянные бараки, совершенно не вписывающиеся в концепцию квартала-музея.

Испытание коммунизмом

Обратимся же к истории здания и вспомним его первых владельцев: дом, построенный для присяжного поверенного Иванова, недолго прослужил первому хозяину и вскоре был перепродан Дмитрию Михайловичу Веселову. Дмитрий Михайлович собирал в своей гостиной уральскую интеллигенцию, и вместе они выпускали собственные труды по семейно-педагогической деятельности. Но вскоре наступил 1917 год, Веселов с Ивановым вступили в правительство Колчака в Екатеринбурге, уйдя с его армией и оставив дом сиротой. На этом следы первых владельцев дома в стиле модерн теряются.

Последним владельцем здания стал начальник народного образования, имени которого, к сожалению, никто не знает, так как все архивы, связанные с ним, скрыты. Известно лишь, что мужчина был репрессирован в 1937 году, а после этого круглооконный дом, вопреки своему лощеному виду и уральско-интеллигентской сути, стал коммунальным. Быт коммунальной квартиры советских семей раздирал душу и интерьеры гармоничной постройки вплоть до 1987 года, когда здание передали на баланс музея.

Коммунальная квартира – испытание не только для человека, вынужденного жить в плотном соседстве с чужими и не всегда приятными людьми, но и для помещения, в котором теснится большое количество человек. В уже коммунальном доме Иванова новые жители установили множество перегородок и импровизированных комнаток – в здании проживало пять семей.

Екатеринбургский художник Михаил Сажаев, живший в маленькой комнатке находящегося по соседству и так же приютившего в себе несколько семей дома Алексеевой, вспоминал, что, проходя мимо здания по адресу Толмачева, 40, он видел круглое окошко под самой крышей. Это окошко всегда горело для художника приветливой негасимой лампадкой, напоминая о свете старого дореволюционного времени. Вообще, дом казался ему очень странным для советского Свердловска зданием, абсолютно не вяжущимся с тем, что происходило вокруг. Пытаясь объяснить самому себе причину пожара, Сажаев склонялся к одной неподтвержденной версии: в то самое время, когда дом неожиданно загорелся, там проживали две старушки и мужчина, желавшие переехать в более респектабельные по тем временам отдельные квартиры в новостройках. Может быть, они-то и подожгли здание, влекомые желанием получения новой жилплощади. Остается только догадываться, чем же не угодил людям вполне просторный дом с красивыми большими окнами.

Зайдя в большой зал с тем самым окном, так запомнившемся Михаилу Сажаеву, мы с удивлением узнали от научного сотрудника Любови Маштаковой, что верх здания был перекрыт, и там, под высоким и просторным потолком, на балках жители коммуналки сушили белье – прозаическая иллюстрация времени коммунальных квартир и советской тесноты.

Негасимая лампадка дореволюционного времени

Сейчас дом В.И. Иванова снова стал самим собой, пусть и переменив место обитания, но наполнившись вновь своей интеллигентно-воспитательной сущностью здания-музея.

Там, где сейчас помещения для сотрудников и кабинет заведующей музеем Юлии Сергеевны Подлубновой, традиционно находилась кухня. Сначала хозяйская русская кухня с большой печью – место, где никогда не бывали сами хозяева (зачем, когда есть кухарка); потом общая коммунальная кухня. В наши дни уже ничего не напоминает о вкусном кулинарном прошлом отсека для сотрудников, ведь печь пришлось сломать, а большое помещение разбить на несколько маленьких.

Приходится круглооконному дому свыкаться и с другими изменениями в своей структуре. Центральным входом, массивными деревянными дверьми уже не пользуются по назначению – они лишь украшают фасад дома на Пролетарской, 10. А украшать есть чем: на дереве причудливая резьба, отражающая увлечение западным стилем модерн, оранжереями и необычными животными, похожая на элементы картин художника Эрнста Геккеля, автора литографической книги «Красота форм в природе». Бытует мнение, что до пожара резьба точь-в-точь имитировала стиль немецкого художника, изображая различные ракушки и перья, но при восстановлении в 80–90-х годах утеряла неповторимость и стала упрощеннее.

Экскурсоводы музея рассказали нам, что оказывается, дом Иванова чуть не стал баром в русском стиле. По задумке одного из студентов Свердловского архитектурного института жителей дома хотели отселить, а стены изрисовать. После нехитрых художественных манипуляций дом мог превратиться в русский терем, где все посетители ходили бы в лаптях и устраивали русские дискотеки.

Идея дикая и довольно интересная одновременно, но именно благодаря интересу студентов Архитектурного института, а точнее благодаря сделанным ими чертежам внутренних интерьеров дома, музей смогли восстановить изнутри таким, каким он был до пожара.

                                                              Зарисовка проекта по превращению дома Иванова в русский бар

Живая память

По словам сотрудников, мистики в музее не так много, так как дом – это реконструированный новодел, не в пример старинному дому Решетникова, где каждый уголок дышит тайной. Пусть дом перестроен и перенесен с родного места, но вещи, живущие в нем, обладают богатой историей владельцев – жителей прошлого века. Да и писатели, в честь которых создаются экспозиции музея, имеют дело с вещами сакральными и непостижимыми обычному человеку.

Конечно же, в таком большом и наполненном чужими вещами и историями доме порой случаются странные и необъяснимые вещи: то пол в зале заскрипит независимо от погоды и времени, то форточка откроется, то сигнализация сработает в ночи без видимых причин и проникновения в дом. Но сотрудников, привыкших к работе с памятью и энергетикой, оставляемой владельцами на вещах им принадлежащих, не напугать.

В наши дни уютное внутреннее пространство дома В.И. Иванова ждет всех желающих насладиться необычной экспозицией, посвященной писателям Урала ХХ века. Кроме того, в том самом зале с круглым окошком, расположенном под самой крышей, проходит сменяющаяся экспозиция, рассказывающая о различных революциях, происходящих в культуре. А любителей разнообразить свой досуг ждут приятные музейные вечера, сопровождаемые встречами с писателями, мастер-классами и спектаклями.

За предоставленную информацию благодарим сотрудников Объединенного музея писателей Урала: научного сотрудника Любовь Владиславовну Маштакову, заведующую Музеем «Литературная жизнь Урала ХХ века» Юлию Сергеевну Подлубнову, главного хранителя фондов Екатерину Константиновну Леденцову.

поделились
в соцсетях


Комментарии пользователей сайта

Алла / 31 Января 2018 в 16:39

Очень интересный репортаж. Обязательно запланирую посещение в ближайшее время.

Оставьте комментарий

Добавить комментарий

Официальный сайт Управления культуры
Администрации Екатеринбурга

Новости
Диалог
Арт-терапия
Афиша
Места
Прямая линия
Управление культуры