Поиск по сайту

12 Февраля 2018

Кирпичи культуры: Водонапорная башня

Очередной выпуск рубрики об истории зданий культурных учреждений


Мне нравится!

Наша рубрика «Кирпичи культуры», приуроченная к юбилею Управления культуры Администрации Екатеринбурга, продолжает знакомить горожан с историей зданий города. На этот раз мы поближе познакомимся с Водонапорной башней, возвышающейся в самом центре столицы Урала, на Плотинке.

Водонапорная башня в Историческом сквере­­ – один из символов Екатеринбурга, памятник промышленной архитектуры второй половины XIX века.

Нижняя шестигранная ее часть выполнена из гранитных блоков, верхняя – из брeвен, все это венчается кровлей с фонарем. Ярусы имеют по два оконных проeма и по дверному проему. Вход на верхний ярус осуществляется по наружной винтовой металлической лестнице.

Изначально башня обеспечивала водой железнодорожные мастерские, расположенные на месте Монетного двора и Екатеринбургской казенной механической фабрики.

Историческая справка

Первая в Екатеринбурге железная дорога была построена в 1878 году (магистраль Пермь — Екатеринбург). А в 1886 году было решено на месте механической фабрики установить ремонтные мастерские. Для этого сделали специальное ответвление от основной железнодорожной ветки, которую проложили через весь центр города, от улицы Восточной вдоль Покровского проспекта (сегодня улица Малышева) до механических мастерских. Конечно же, для мастерских нужна была вода.

«Если объяснять бытовым языком, водонапорные башни строились, как, собственно, и следует из названия, чтобы вода подавалась под напором, – говорит научный сотрудник Музея истории Екатеринбурга Евгений Бурденков. –  У башни было две основных функции: закачивать воду в котлы паровозов, «заправлять» их и подавать воду к механизмам ремонтных мастерских. Рельсы, кстати, проходили прямо около башни».

Сведений и интересных историй о железнодорожных мастерских сохранилось немного. Но наше внимание привлекли фотоснимки, на которых вода сносит деревянные мостки возле зданий мастерских. Удалось найти статью исследователя Сергея Кашанского, который, ссылаясь на газету «Уральская жизнь», пишет: «Зима 1913-14 годов на Урале выдалась снежная. С 18 апреля в уезде повсеместно начались разливы рек и ручьев [...] 27 апреля в Екатеринбургских железнодорожных мастерских напором воды испорчен главный водоспуск и турбина. 28 апреля потоком воды снесло два пешеходных, затоплен железобетонный и сдвинут железнодорожный мост»... Это, пожалуй, было самое громкое происшествие в мастерских. А так – они благополучно работали. Водонапорная башня исправно качала воду. Железнодорожная магистраль (и, конечно, мастерские) стали мощным толчком для развития города.

Лишь в 1946 году бывшие железнодорожные мастерские переехали, бак демонтировали, а помещение на втором этаже отдали под фотоателье. Но и оно приказало долго жить, когда городу потребовались квадратные метры. В башню заселили две семьи.

Жилая башня

«На первом этаже обитали Перковский Петр Каземирович с женой и двумя детьми. Он кем-то работал на заводе, что на Плотинке стоял, – вспоминает 68-летняя Татьяна Лопата, одна из жительниц водонапорной башни. – А наверху дали квартиру главному технологу этого же завода – Денисову Борису Васильевичу с семьей. Мои родители в то время жили в соседнем одноэтажном доме в комнате на 9 квадратных метрах. В 1949-м году, когда мне исполнился год, главному технологу выделили квартиру в обычном доме, а меня с родителями переселили в водонапорную башню на второй этаж».

Внутри помещений установили перегородки. Благодаря этому в каждой квартире была одна большая комната, похожая на трапецию, одна комната поменьше и кухня.

«В большой комнате жили мои родители. В маленькой – я, – делится воспоминаниями Татьяна Лопата. – Между этажами было пространство, в котором остался дореволюционный котел. Он уже не работал, поэтому мы его использовали как погреб: хранили в нем банки с вареньем».

Электричество в башне было, а вот удобства – во дворе. За питьевой водой приходилось идти до колонки. Обогревалась башня с помощью трубы с заводским паром. Труба располагалась с внешней, уличной стороны, поэтому зимой очень быстро остывала.

«Была одна проблема: когда пар пускали по холодной трубе, металл резко расширялся и начинал щелкать. У нас такая оглушительная канонада в этот момент в квартире была – будто стреляет кто-то. Я-то с родителями к этому привыкла, а гости, когда приходили, очень сильно пугались. Ну, а мы их не предупреждали: коварно сидели и смотрели, какая будет реакция. Потом все вместе смеялись».

Во второй половине 60-х годов Плотинку стали расчищать от заводских построек. Всех, кто жил по соседству, начали расселять. Но с семьей Татьяны чиновники почему-то не торопились.

«Когда завод сносили, то обрезали трубу, по которой к нам в башню пар подавался, – вспоминает Татьяна. – И мы еще год в ней жили, отапливая свой дом дровами. Внутри была хорошая печка, а из крыши выходила труба. Дров хватало. На Плотинке стройка шла. Досок и обрезков повсюду была масса».

«Нас пытались выселить. Когда начали делать исторический сквер, нас хотели отправить на Эльмаш в барак, который был в аварийном состоянии. Мы отказались туда ехать. Потом через знакомых в горкоме узнали, что город, оказывается, выделил нам хорошую квартиру, но она ушла налево. Кое-кто забрал ее себе, а нас решил в разваливающийся барак определить. Мама этого так не оставила. Она написала открытое письмо 23-му съезду КПСС. Пришел ответ: «Разобраться». В итоге выяснилось, что квартира наша в прокуратуру ушла. Скандал был сильный. Прокурору ничего не было, а вот его заместителя, кажется, выгнали за такие дела. Тогда нам и выделили квартиру».

После этого в башне больше никто не жил.

«Башню с тех пор сильно переделали. Трубу печную убрали. Бревна, из которых был сложен второй этаж, полностью заменили, причем древесина, видимо, не лучшего качества была. Слишком сильно постарела. Окна на втором этаже были повыше, – вздыхает Татьяна. – Когда мне снится, что я иду домой, я всегда иду именно сюда – к башне. Жить здесь было классно».

В 1973 была проведена реставрация, и в башне расположился сувенирный магазин.

Экспозиционная жизнь

А в 1995 году Башню передали Музею истории Екатеринбурга, сотрудники которого, в свою очередь, по предложению Виктора Махотина, пригласили знаменитого городского кузнеца Лысякова поучаствовать в создании выставки – «кузни». Для этого была завезена и установлена наковальня. С этого времени в башне разместилась экспозиция «Метальная лавка», знакомящая с бытовым и художественным металлом прошлых веков. Первым «хранителем» башни и собирателем артефактов ХIX – начала ХХ веков стал сотрудник музея, художник Виктор Махотин.

С тех пор башня превратилась в место встреч уральских художников и площадку по обмену разными интересными вещицами. Большинство предметов, которые некогда принесли в башню местные жители, конца XIX – начала XX веков. Например, печные дверцы, весы для зерна, вафельницы и формы для печатных пряников или утюги, каждый из которых весит по несколько килограммов.

С 2002 года, после смерти Махотина, «хранителем» стал фотограф Иван Рыжков. Но после его трагической смерти в 2009-м четыре года двери башни были закрыты для посетителей. Работа возобновилась лишь в 2013-м, когда хранителем стал Геннадий Комков.

«У него была большая коллекция значков, которые он дарил посетителям, – объяснил новый хранитель, известный в городе подвижник по собирательству, ведущий тетради по современной истории Екатеринбурга Денис Большаков. – Но сейчас экспонаты все музейные, и я уже не имею права их менять». 12 мая 2016 году Денис приступил к работе на новом месте. Первые дни там было очень холодно, пока не принесли обогреватель. «Поэтому башня зимой и не работает, так как не отапливается», – объясняет Большаков. 

На сегодняшний день Музей истории Екатеринбурга активно размышляет о том, как вдохнуть в Водонапорную башню новую жизнь, и принимает от жителей города свежие идеи. Одна из таких родилась на днях на первом Уральском региональном культурном форуме Culturalica: участники музейной лаборатории культурных проектов разработали проект под названием «Наливай-башня», который призван придать памятнику архитектуры новые функции, создать в музеифицированном пространстве башни информационно-туристический центр и точку «сборки» историко-культурных объектов города. Проект предполагает, что в Водонапорной башне можно будет лить воду в водяные часы, наблюдать за током воды, любоваться видами из окон, делать фотографии, узнавать историю башни и города, создавать свой культурный маршрут, покупать билеты, сувениры и воду башни, а также рассказывать свои истории о городе. Посмотреть презентацию можно здесь.

Текст и фото предоставлены Музеем истории Екатеринбурга.

поделились
в соцсетях


Комментарии пользователей сайта

Комментариев пока нет, оставьте первый комментарий.

Оставьте комментарий

Добавить комментарий

Официальный сайт Управления культуры
Администрации Екатеринбурга

Новости
Диалог
Арт-терапия
Афиша
Места
Прямая линия
Управление культуры