Поиск по сайту

12 Марта 2018

Кирпичи культуры: Театр юного зрителя

Очередной выпуск рубрики об истории зданий культурных учреждений


Текст: Екатерина Юркова Текст: Екатерина Юркова
Фото: Татьяна Доукша Фото: Татьяна Доукша
Мне нравится!

Наша рубрика «Кирпичи культуры», приуроченная к юбилею Управления культуры Администрации Екатеринбурга, продолжает рассказывать горожанам истории зданий города. При разговоре о «кирпичах культуры» как об институциях, являющихся досуговой основой нашего города невозможно не упомянуть один из любимейших театров Екатеринбурга. Театр юного зрителя со времени своего открытия в далеком 1930 году и по сей день не перестает радовать не только самую юную аудиторию города, но и уже повзрослевших зрителей, предлагая постановки на любой вкус и возраст.

Датой основания ТЮЗа считается 30 марта 1930 года, и тогда театр был основан как передвижной. Просуществовал он в таком статусе недолго и уже во втором театральном сезоне 1931/32 обрел пристанище в клубе торговых служащих «Профинтерн». А в 1937 году труппа театра заняла дом, расположенный по адресу Карла Либкнехта, 38, – бывшее здание Общественного собрания (сейчас там находится Учебный театр Екатеринбуржского государственного театрального института).

Пряничный домик

Пряничным домиком любовно называли то самое здание на Карла Либкнехта, 38, в котором Театр юного зрителя существовал вплоть до 1977 года. Приобретя постоянное место жительства, труппа крепла и постепенно завоевывала всеобщую любовь жителей города.

До сих пор работники театра, пережившие переезд в новое здание, с теплом вспоминают о пряничном домике: «Помещение, конечно, было очень хорошее: милое, домашнее, но тесное. Технические средства сцены не давали возможности воплощать все задумки», – поделилась Ия Константиновна Шаблакова, в прошлом – ведущая актриса Театра юного зрителя, сейчас – хранитель архивов театра.

Более того, старое здание театра артисты могли с уверенностью называть театром-домом, ведь в небольшой постройке каким-то чудом умещалось еще и общежитие для артистов. «Случается так, что репетиции идут до самой ночи, а утром нужно снова идти на репетицию или играть спектакль. Тогда артисты не уезжали домой, а оставались переночевать», – комментирует Ия Константиновна. Жили там и приезжие артисты, и молодежь, еще не обжившаяся квартирами, – всем театр-дом давал пристанище.

Здание-долгострой

Несмотря на то, что залы постройки на Карла Либкнехта всегда наполнялись зрителями, а каждая премьера проходила при абсолютном аншлаге, труппе театра необходимы были улучшенные условия для воплощения масштабных творческих идей. Но для того чтобы культурная институция получила новое здание, нужно не только заслужить всеобщую любовь и доказать творческую состоятельность, еще необходимы умные, инициативные и энергичные люди. И такой человек был – это легендарный директор театра Ирина Глебовна Петрова.

Приступив к работе в театре в 60-е, Ирина Глебовна решила вывести его на всероссийский уровень. Директор буквально силой пробивала проект строительства здания: от определения места для постройки до чертежей и самого строительства. 1980-е годы обозначились для Ирины Глебовны и ТЮЗа как время суровой битвы за осуществление мечты театра о новом и отвечающем последним техническим требованиям помещении.

«История этого здания специфическая, ведь ничего не дается в мире просто так. Когда зашел разговор о строительстве конкретно этого театра, на тот момент в Екатеринбурге специально построенных театральных помещений, не преобразованных, а построенных, было два. Возведенные до революции 1912 года здание Театра оперы и балета и первый городской театр (на тот момент уже кинотеатр «Октябрь»). Все остальные театры существовали в приспособленных пространствах, которые всегда имеют свои нюансы, которые незаметны зрителю, но всегда очень ощутимы для театра», – рассказала Наталья Владимировна Киселева, руководитель литературно-драматургической части театра.

Строительство нового ТЮЗа несколько раз замораживали, и, в общей сложности, процесс постройки длился около двенадцати лет. Сложность определялась уникальностью здания: Свердловский ТЮЗ стал первым театром, построенным по типовому проекту театров юного зрителя для всей страны (после него было построено еще пять аналогичных зданий в разных городах). Поскольку проект был экспериментальным, то его строили несколько разных трестов.

Но благодаря политической воле Бориса Николаевича Ельцина, «стукнувшего кулаком» по столу, и тому, что приблизилась дата юбилея Октябрьской революции, строительство было завершено в 1977 году. Кстати, часть красной ленты, которую политик перерезал во время торжественного открытия, театр передал музею Бориса Ельцина как благодарность и память о знаменательном для жизни коллектива событии.

Переезд

Жизнь актеров в новом здании началась еще до его открытия, ведь они не только давали спектакли для строителей, но и приходили отмывать помещение от строительной грязи и пыли. Помогали артистам в этом нелегком деле «всем миром»: на генеральную уборку собирались студенты различных университетов и просто неравнодушные люди.

В Свердловске конца 70-х новое белокаменное здание, появившееся среди частного сектора и деревянных домов, стало новшеством. Огромные холлы здания вместили в себя прекрасный зимний сад, с высокой, до потолка, новозеландской елью, пальмами и фонтаном, располагавшимися в фойе. Изначально в фонтане даже плавали декоративные рыбки.

Инновационным театр стал и благодаря уникальным сценическим механизмам, наполнившим нутро нового здания, ставшим его гордостью, – на тот момент они были уникальны для Свердловской области. Речь идет о легендарном поворотном  круге и кольце, располагающемся в полу (в театре его называют планшетом) сцены. Более того, новый театр вместил в себя специально оборудованные для создания сценического реквизита и костюмов помещения. Подобное производство было и в старом здании, но масштаб цеховой работы был другим.

«Как мы переходили из старого здания – смешная история, потому что актеры – люди эмоциональные, – рассказывает Ия Константиновна. – Попрощавшись со старым домом, мы пошли с нашими коробками и реквизитом по улице, кто-то пел, кто-то смеялся, кто-то плакал, вспоминая годы, отданные зданию на Карла Либкнехта, 36, ведь сцена для актеров – намоленное место, с которого тяжело уходить. Шли мы холодной зимой, было около 29 градусов мороза, а несчастные замерзшие свердловчане думали, что мы – цыгане. Потом, правда, выяснилось, что со старым зданием еще не попрощались полностью, ведь сразу перенести все вещи и все спектакли в новое помещение – задача непосильная, потому доигрывали еще на старой сцене».

Репертуар приходилось адаптировать к новым сценическим условиям, и первое время театр существовал сразу на двух площадках. Конечно же, всем зрителям не терпелось попасть в новострой и разглядеть его не только снаружи, но и изнутри, потому все покупали билеты только на новую сцену. Дирекции пришлось прибегнуть к хитрому маркетинговому ходу: продавать билеты в новое здание только при условии покупки билетов на спектакль и в пряничном домике.

Когда новый ТЮЗ только открыли, полностью закончена была только зрительская часть здания, артистам же приходилось пробираться к сцене сквозь строительные леса, так как в закулисной и подсобной частях продолжались отделочные работы. Существовавшим в стрессовой ситуации актерам приходилось беспрестанно отряхивать костюмы от строительной пыли и сдерживать поступающий к горлу кашель.

Обживали здание очень тяжело, поскольку разница между сценами была огромная – нелегко быстро научиться «чувствовать» новую сцену. «Для нас новая сцена была полигоном, здесь было не докричаться, не добежать», – комментирует Ия Константиновна.

Капитальный ремонт

Последствия поспешного завершения строительства театра в 1977 году в полной мере ощутили на себе строители, занявшиеся капитальным ремонтом в 2012. Одной из главных проблем здания всегда была крыша, еле дожившая до ремонта: вся кровля и перекрытия были в трещинах. Как позже выяснилось, при ремонтах, проходивших несметное количество раз, рабочие латали дыры, не обращая внимания на аварийную ситуацию в целом. В итоге полная замена кровли стала незапланированным расходом в бюджете.

Во время ремонта театр лишился многих памятных горожанам деталей, например, уличного фонтана, украшенного фигурой каравеллы. Он был частью вентиляционно-охладительной системы, но почти сразу после запуска перестал работать и, по сути, своих утилитарных функций не выполнял – в залах всегда было душно. Строителям пришлось разобрать каравеллу и заново создать вентиляционную шахту.

Лишился театр и своей гордости – зимнего сада. Работники ТЮЗа не хотели выбрасывать растения на помойку и большинство из них раздали. Но были среди зеленых обитателей фойе и те, кто не захотел расставаться с театром: одна из пальм вросла корнями в пол здания и потому погибла при ремонте.

Бережно отнеслись строители и к масштабному панно из смальты, изображавшему историю Ленинского комсомола: оно не вписывалось в концепцию дизайна нового фойе, но его не уничтожили, а лишь скрыли гипсокартонными панелями, и при желании мозаику можно будет снова демонстрировать всем желающим.

Уходя из здания на время капитального ремонта, артисты с трудом сдерживали эмоции. «Я помню, что уезжали со слезами на глазах. Самый большой страх был, что мы долго не вернемся в наш театр, хоть и обещали ремонт сделать за два года. Но актеры обещаниям не верили, ведь все помнили двенадцатилетнюю стройку», – вспоминает Наталья Киселева.

Вопреки пессимистичным прогнозам ремонт закончился строго в обещанный срок, 18 января 2014 года, а главное, здание засияло очищенным от 40-летней грязи мрамором. Более того, построенный во время капитального ремонта малый зал облицевали камнем того же самого цвета: выяснилось, что карьер, в котором добывали мрамор для главного здания, до сих пор действует – это стало чудесным открытием для строителей.

Живые истории

«С детства и на всю жизнь» – девиз Екатеринбургского театра юного зрителя отнюдь не голословен: в его стенах выросло не одно поколение детей артистов, а зрители, приходившие в театр в детстве, теперь приводят в него своих детей и внуков.

Одна из семейных историй ТЮЗа связана с Валерием Ананьевым, одним из основателей строительной компании «Атомстройкомплекс», занимавшимся капитальным ремонтом здания. Отец Валерия Ананьева заведовал строительством и сдачей здания в 1977 году. На торжественной церемонии открытия присутствовал и сам Валерий – он тогда был студентом. Через 37 лет – в 2014 году – в уже отремонтированное его компанией здание Валерий Ананьев привел своих детей.

Театр трепетно хранит в памяти имена всех актеров и работников цехов, когда-либо служивших в ТЮЗе: «Актер пишет палочкой на песке. От архитекторов остаются дома, от художников – картины, а от нас ничего не остается, – говорит Ия Константиновна. – Я ушла со сцены – и меня нет, но что-то должно оставаться, потому что люди живут театром – это их мир. И эти миры, которые уходят, должны в чем-то продолжаться».

Во время капитального ремонта встал вопрос о сохранении мемориальной доски памяти, на которой размещены имена артистов и работников цехов, погибших во время Великой Отечественной войны. «Для нас было честью сохранить эту доску. Не только сохранить, но и дополнить именами тех, кто был на войне и остался жив. Ведь многие состояли во фронтовых концертных бригадах, выступали в госпиталях. Во время войны в ТЮЗе было поставлено 56 спектаклей, несмотря на то, что средств не было совсем», – рассказала Наталья Киселева. Сейчас отреставрированную и расширенную доску памяти можно увидеть справа от входа в Малый зал.

Еще одна трогательная история связана с поразительным в своей детальности панно по сказкам Пушкина, созданным екатеринбургским художником Львом Пузаковым. Создателя пригласили на открытие обновленного ТЮЗа, но не знали, как он выглядит. Во время торжественного вечера здание наполнилось множеством людей, празднующих радостное событие. Наталья Киселева заметила стоящего напротив панно растроганного человека – это и был Лев Пузаков. Художник, уверенный в том, что во время ремонта панно собьют, с недоверием отнесся к приглашению, и для него стало неожиданностью не только сохранение его работы, но и ее реставрация.

Много можно рассказать о Театре юного зрителя, его богатейшей истории и судьбах, работающих в нем людей. Неизменной в этих рассказах останется лишь одна вещь: здание театра всегда любили не только его работники и горожане, но и даже люди, живущие за пределами города и области. «Очень многие театры, построенные по тому же проекту, что и екатеринбургский ТЮЗ, не выдержали суровых 90-х, – говорит Наталья Киселева. – Это здание не рассыпалось до капитального ремонта именно потому, что выстояло на любви людей».

За предоставленную информацию благодарим сотрудников екатеринбургского Театра юного зрителя: Наталью Владимировну Киселеву, руководителя литературно-драматургической части театра, Ию Константиновну Шаблакову, хранительницу архивов театра, и Александра Владимировича Баума, заместителя директора театра.

поделились
в соцсетях


Комментарии пользователей сайта

Комментариев пока нет, оставьте первый комментарий.

Оставьте комментарий

Добавить комментарий

Официальный сайт Управления культуры
Администрации Екатеринбурга