Поиск по сайту

24 Апреля 2018

Газетные хроники: культурные 60-е. Третья часть

К 65-летию Управления культуры Администрации города Екатеринбурга


Текст и фото: Екатерина Юркова Текст и фото: Екатерина Юркова
Мне нравится!

Нет ничего более мучительного, чем выбор. Вот и мы, начав тонуть в архивах «Вечернего Свердловска», не смогли выбрать самое интересное. А потому представляем вам третью часть культурных 60-х о хулиганском искусстве, тунеядцах и перевоспитании.

«Буржуазное «искусство»»

Понятия о красоте и эстетичности менялись из века в век. То в обществе популярны полные дамы с полотен Рубенса, то бледные худышки готического вида. Точно так же разнились взгляды на искусство. И многое из того, что современный человек приветствует и любит в искусстве сейчас, раньше вызывало возмущение и обвинения в хулиганстве или попытке оскорбления.

Выставка самодеятельных художников, посвященная трудовым будням рабочих

Любимыми темами в живописи и искусстве были темы труда и производства, силы и здоровья. А слова «буржуазное «искусство»» становились самым грубым оскорблением в сторону художника. Это едкое словосочетание, обозначающее пошлость, пресность, пресыщенность, духовную ущербность, нередко использовалось авторами газетных статей. Причем кавычки означали, что как искусство неугодные объекты не воспринималось.

Например, фотография с подписью: «Посетитель у «прекрасного» творения Х. Фон Пильгрим «Стоящая пара»». Скульптура на фото изображает мужчину и женщину, смотрящих вверх. Пропорции изображенной пары искажены, лица напоминают африканские маски – судя по всему, произведение относится к примитивистской скульптуре (непонятному и неприемлемому для советских людей направлению), и это послужило поводом для заключения слова «прекрасного» в кавычки.

Х. Фон Пильгрим «Стоящая пара»

Еще один пример – фото с заключенными в раму бесформенными предметами и небольшая заметка рядом: «Изображенная на фотографии куча тряпья и отбросов – это не снимок мусорного ящика, а одно из «произведений» 32-летнего французского «художника» Армана. Его работы демонстрируются на выставке в Дюссельдорфе. Арман не одинок, новая форма «искусства» находит на Западе последователей. Отбросив в сторону холст и кисть, эти «художники нового типа» роются в помойках, собирая материал для своих «произведений». Собранный мусор заключают в рамку, и… картина готова». Еще один пример неприятия свердловчанами «иного» искусства. А между тем, художник Арма́н Пьер Фернандес станет одной из самых крупных фигур в истории международного искусства второй половины XX века и войдет в число основателей нового реализма.

Работа Армана

Хотя одно то, что журналисты «Вечернего Свердловска» обращали внимание на движения в мировом искусстве, уже говорит о том, что горожане живо интересовались тем, что «за бугром». Не забывая, впрочем, отслеживать и события, происходящие в городском художественном мире.

Вот еще один случай художественных «хулиганств», раскрытый и выставленный на показ в «Вечернем Свердловске» – на этот раз в сатирическом журнале «Комсомольский огонек». Журнал славился острыми рисунками, меткими эпиграммами, разящими злостных хулиганов, пьяниц, сквернословов, бездельников. Но в 1967 году среди интересных и злободневных рисунков появились, по мнению свердловских журналистов, «нездоровая сенсационность, истеричность, крикливость. Видно, редколлегия отдает на откуп отдельным, иногда очень сомнительным авторам орган общественного мнения, и те «шалят». Дурно пахнут сенсационные аншлаги. Рассматривая одну за другой карикатуры, убеждаешься лишний раз в беспринципности авторов рисунков, в отрыве их от жизни. Кому-то подали непрожаренный шницель в ресторане, и это стало предметом выступления окна сатиры. И средства изобразительного выражения заимствованы из чуждого нам арсенала, из буржуазных газет и журналов. Иной рисунок понять нельзя. Тут один шаг до абстракционистской мазни».

«Хотим обедать, а не нервничать»

Начав с хулиганств в искусстве, мы перейдем к хулиганству, возмущавшему жителей на улицах города. Они почти не отличались от наших, современных нарушений порядка: пристающие к прохожим возле магазинов пьяные компании, сквернословие, драки.

Почти в каждом номере «Вечерки» можно найти статьи, призывающие жителей города к уважению к природе. Так мы наткнулись на колонку, посвященную парку «Гамаюн» на берегу Верх-Исетского пруда: «Под топором хулигана падают стройные березки. Топор обрушивается на грибки и скамейки, выламывает доски из беседок. Лесная охрана постоянно обходит пригородные лесопарки. Лесники предупреждают отдыхающих, чтобы они не разжигали костров. Но все равно каждый посетитель должен чувствовать себя хозяином зеленого богатства, причем именно добрым хозяином, а не транжирой-хозяйничком». Портили парковые насаждения и так называемые «пачкуны» – любители писать или вырезать на скамейках: «Мы совершенно не против любви, но зачем же скамейки портить?» – писали в свердловских газетах.

С хулиганств на улице и на природе перейдем к хулиганствам в ресторанах и кафе. Здесь мы коснемся темы очередей, ведь те очереди, в которых мы оказываемся сейчас, – несравнимы с очередями 60-х. Страдая от вынужденной потери времени, горожане старались пристыдить тех, по чьей вине очереди порой образовывались: «Пятьдесят пять минут простояли в очереди в столовую. Идет она вроде и организованно, но почти так же организованно к кассиру подходят… работники столовой, знакомые. Кому нужны талоны, кому деньги разменять, кому просто поговорить. И это в часы «пик»!» Недовольны были горожане и состоянием столов: «Жирные, вытертые грязной тряпкой, а то и вовсе не убранные», – или состоянием блюд: «Спрашивают: «С чем дать котлету? – Дайте ее с мясом!». «Каждый раз в столовой портят настроение» – отзывались свердловчане.

Помимо столовых существовали и рестораны со швейцарами, официантами и музыкантами. В таких местах горожан возмущали взяточники – так они назвали людей, берущих чаевые. «Мне с детства внушали, что деньги зарабатываются трудом. А ведь официантке ее труд оплачивает государство. Зачем же она берет подачку от подвыпивших пошляков? Ведь ее тоже когда-то учили святым вещам. Да и теперь, наверное, еще в Университет культуры собирается», – писал один из посетителей ресторана «Большой Урал» – студент горного института Подкупняк.

«Задерживать или воспитывать»

Почему же в газетах 60-х так много статей, раскрывающих горожан не с лучшей стороны? Почему не писалось, что все хорошо, город цветет и люди прекрасны. Ответ один – таким образом, журналисты старались показать все пороки хулиганов под увеличительным стеклом, для того, чтобы им стало стыдно, а другим – неповадно. Этому и служили все сатирические картинки и стишки, например два стишка из целого цикла «Как из сына выросла скотина»:

Ресторан шикарный самый,

Папиросный дым в кольцо…

Вся зарплата папы с мамой

Перед нами налицо!

 

Тут в пижаме на балконе,

Там в костюме. Пьян слегка…

Снимка нет в комбинезоне –

Не работает «пока».

 

А у парня руки в брюки,

Взгляд наглее, чем вчера, –

Нынче трутня на поруки

Взяли жители двора!

21 января 1967 года свершилось особенное событие: родился миллионный житель города. В связи с этим вышла статья-размышление о Свердловске будущего, городе без негодяев. Боролись с хулиганством и, как бы мы могли сказать в 2018-м, «онлайн»: организовывались дружины по охране общественного порядка. Они создавались из добровольцев, которые помогали милиции следить за улицами.

Размышляли дружинники не только над тем, как пресечь назревающую драку здесь и сейчас, но и хотели перевоспитать всех «плохишей». «Задерживать или воспитывать?» – спрашивали они у горожан в газетных статьях. Им отвечали: «и задерживать, и воспитывать».

«Можно ли считать воспитанием задержание пьяных нарушителей и отправку их в вытрезвитель? Отчасти – да, но только отчасти. Беседы, уговоры далеко не на всех оказывают действие. Чтобы добиться каких-то результатов в перевоспитании дебоширов и любителей выпить, нужны не уговоры, а постоянная связь с ними, контроль за их поведением. Пусть каждая дружина возьмет шефство над своими задержанными, побывает (и не раз!) у них на квартире, познакомится с семьей, свяжется с товарищами по работе, чтобы сообща взять «подопечных» в оборот. И не отступать до тех пор, пока «крестник» не исправится».

В 1965 году в Свердловске действовало свыше 600 дружин, объединяющих около 60 тысяч человек. Так что фильм «Неподдающиеся» с Юрием Никулиным и Надеждой Румянцевой – это не пустая фантазия. Подобные случаи существовали и в Свердловске 60-х.

поделились
в соцсетях


Комментарии пользователей сайта

Татьяна / 28 Апреля 2018 в 09:16

Кстати про миллионного жителя - знаете ли вы, что родился не один "миллионный житель"? в 2017 г. им исполнилось по 50 лет и в Библиотечном Центре "Екатеринбург" состоялась встреча с юбилярами, фото можно посмотреть на сайте библиотеки вот здесь: http://bgekb.ru/article.php?nid=00277

Оставьте комментарий

Добавить комментарий

Официальный сайт Управления культуры
Администрации Екатеринбурга