Поиск по сайту

29 Июня 2018

Газетные хроники: культурные 80-е. Первая часть

О воспитании детей, антирелигиозной пропаганде и стране советов


Текст: Екатерина Юркова Текст: Екатерина Юркова
Мне нравится!

В этом выпуске мы постарались выяснить, как мыслили советские журналисты и что для них было важным в работе. А потому выбрали самые яркие статьи, в которых люди высказываются на волнующие их темы, стараясь привить читателю культуру поведения.

«Что за «тройкой» в дневнике»

Самые обширные статьи в 1980-е в газете «Вечерний Свердловск» посвящали воспитанию детей. Почему дети становятся трудными? Как этого избежать и что делать в таких случаях учителям, родителям и педагогам? На эти и другие вопросы журналисты и читатели считали необходимым искать ответы.

Вот, например, материал о завышенных ожиданиях родителей и их причинах. «Не всегда надежды родителей оправдываются, – пишет учитель школы №130 Н. Перовских в выпуске «Вечорки» за 1981 год. – Мы попытались вместе с ними проанализировать, на какой почве родилась родительская уверенность в непревзойденности своих чад. Оказывается, ее помогли вселить во многих воспитатели детских садов...  Они очень любят детей. Этот хорошо танцует, этот сидит тихо-тихо на занятиях, никому не мешает (но и не работает), а тот громко читает стихи — ну, чем не будущие отличники и хорошисты! Вот родители и говорят: «По характеристике воспитателя Светлана была самой активной девочкой в группе и должна учиться очень хорошо». А вот еще более конкретное высказывание: «В детском саду говорили, что Владик будет учиться лучше всех!» Но дети начали не так успешно, как хотелось бы, вызвав тем самым у своих мам пап и бабушек чувство растерянности и недоумения».

В поисках причин неприятного чувства журналисты обратились к самим мамам и папам. Из их ответов составили следующие выводы: «Родители этих детей большое внимание уделили их умственной подготовленности, что является необходимым условием успешной учебы. Но не единственным. Нужна еще личностная подготовленность. Мы привыкли говорить о переломном моменте в подростковом возрасте, но, оказывается, критический период переживают и наши дети от семи до девяти лет. Ведь с приходом в школу в судьбе малыша совершается значительный поворот».

В другой статье (уже за 1983 год), посвященной воспитанию детей, говориться о том, какой пример родители подают своим детям. В качестве показательной описана следующая история: «Меня поразил простодушный рассказ четвероклассницы Наташи о том, как они с мамой… перехитрили работников пионерлагеря. Врач не дал медицинскую справку для поездки, и тогда Наташа с мамой придумали, а потом разыграли целую сцену перед работниками лагеря: будто справку забыли дома. Маме удалось устроить дочку на отдых, но она не подумала, с чем может столкнуться через некоторое время в своем доме. А столкнулась с тем, что дочь стала обманывать ее». Далее следует развернутая статья о том, что дети всегда следуют родительскому примеру, и призыв к поддержке культуры в семье. Подобные материалы выходили в рубрике «Школа для родителей» и показывали, чем же на самом деле являлись газеты советского периода. А они выполняли не только информационную и рекламную функции, как сегодня. Одним из направлений было воспитание, «формовка» советского человека.

Затылок «пастыря»

Безусловно, в 80-е слово «формовка» уже гораздо реже применялось по отношению к государственной политике в средствах массовой информации. Тем не менее, пережитки «советскости» еще сохранялись, и проявились они в статьях, посвященных неприятию религии.  Например, так начиналась одна из статей «Вечернего Свердловска» 1983 года: «… Икона?... не может быть! Откуда ей здесь взяться? Да куда мы попали, не в церковь же в самом деле? – писала в 1983 году студентка факультета журналистики УрГу Е. Герн. – Нет, обычный мягкий салон междугороднего автобуса. Только под потолком водительской  кабины в лучах заходящего солнца поблескивает образ всевышнего. С кем, с кем, а вот с ним вместе ездить не приходилось. Водитель сосредоточенно следит за дорогой. Он что, посредник меж небом и землей и сейчас советуется с «создателем», куда ему руль поворачивать? А мы сидим и взираем на затылок нашего «пастыря»».

Следующая антирелигиозная статья попалась нам в номере за 1985 год. «Комсомолец Сергей Л. окрестил в церкви своего новорожденного сына, – писала ответственная за атеистическую работу в производственном объединении «Пневмостроймашина» (да-да, и такая должность существовала всего 33 года назад) И. Куприянова. – В коллективе, где молодой папаша работает, это было воспринято как гром среди ясного неба. Тем не менее, он был уверен в том, что поступил правильно, что совершенный обряд – «пожизненная страховка от несчастий» для сына. Случилось так, что за свою недолгую жизнь Сергею не раз приходилось бывать в ситуациях, грозивших ему смертельной опасностью. Он остался жив, но с тех пор пришла уверенность: повезло только потому, что самого в детстве окрестили».

Далее автор высказывается о неправоте Сергея: «Тот же факт, что во время войны в катастрофах гибнут как крещеные, так и некрещеные люди, не производит на него впечатления. Чисто субъективные представления, личный опыт – только на этом основано его убеждение в необходимости совершения обряда. О религии Сергей знает очень мало. По-видимому, чтение газет и журналов не относится к числу любимых занятий молодого человека. Непонятен ему и смысл таинства крещения. Как поступок Сергея и его рассуждения могут сочетаться с убеждениями члена ВЛКСМ?» По мнению Куприяновой, вред обряда крещения прежде всего в том, что он закрепляет отсталые, невежественные представления в сознании человека.

Споры о религии не утихают и сейчас, но со временем они перетекли в совсем иное русло. Мы считаем, что в любой полемике необходимо уважение не только к самому себе, но и к своему оппоненту. Впрочем, на тему уважения всегда рассуждали и будут рассуждать.

«Злодейка с наклейкой»

 «Скажите, кто кого сейчас уважает и за что?» – так называлась одна из статей «Вечернего Свердловска» за 1981 год. Ее автор, студентка Уральского государственного университета О.Бусыгина, рассуждает о понятии «уважение» в современном ей обществе с завидной долей иронии.

«Приходит недавно на работу в один Научно-исследовательский институт лаборантка. Приходит в новой кофточке. В такой… знаете, ну, из подобного материала еще дамские атрибуты шьют. Все научные сотрудники и сотрудницы сначала оцепенели, а лаборантка повернулась к ним и говорит: «Вот вчера на Шувакише вещь приобрела. Недорого, всего 50 рублей стоит».  После этих слов кофточка сразу парчой заискрилась, и на ней два слова – «Шувакиш» и «50» – ярче всего горят. Тут же к лаборантке буквально нахлынула волна уважения».

Не ускользнул от внимания студентки и феномен так называемого «блатного» уважения к предприимчивым дельцам, поступающимся и моралью ради собственной выгоды. Например, речь шла о гардеробщике ресторана «Уральские пельмени», к которому шли «на поклон» «страждущие». Ведь он торговал заранее припасенной водкой или «злодейкой с наклейкой», как он ее называет, после 19:00 (время прекращения продажи алкоголя в 1981-ом). «Так и хочется сказать многоуважаемой администрации «Уральские пельмени» огромное спасибо за то, что она вырастила в своем гардеробе этакий цветок доброты и сочувствия». Торговал делец, конечно, с наценкой за риск и хлопоты.

«Замечено, водка за десять рублей значительно слаще, чем за 4 рубля 42 копейки. То же происходит и с вещами. Покупаешь, заведомо приплачивая, и на душу опускается тихий восторг. Но сколько ходит еще никем не уважаемых людей в ширпотребе, приобретенном по государственной цене. И не случайно ведь по воскресеньям мчатся переполненные электрички в сторону толкучки. Люди едут на Шувакиш, чтобы купить там… уважение!»

Обсуждение конфликта

Некоторые из нас помнят колонки с советами и вопросами, которые выходили в журналах и газетах. И в 80-е годы встречались подобные статьи, но оформлялись они как исследование того или иного вопроса с упоминанием мнений обеих сторон. Такой, например, стала попытка решения конфликта между женским коллективом и новым начальником, решившим ужесточить режим работы сотрудников. Читателям был предложен ряд вопросов, в том числе и такие: в чем характерная черта конфликта, кто и какие ошибки допустил?

Среди ответов были и предположения о том, что «коллектив, привыкнув к бесконтрольной и нерегламентированной работе, начал с завидной энергией и упорством отбиваться от нововведений нового начальника».  «В каждом подобном большом коллективе, – писал начальник отдела одного из строительно-монтажных трестов Свердловска – есть, наверное, люди, к бесполезности которых все настолько привыкли, что это дает им право спокойно жить, занимаясь на работе чем угодно, только не своими прямыми обязанностями. Для таких работников не только что «репрессивные меры», любое элементарное требование уже повод вступить в конфликт, защитить таким образом свою свободу». Один из авторов писал: «Создается впечатление, что предыдущий начальник побоялся, что если он будет требователен перед уходом, то ему на самовар не соберут. А в результате страдает дело».

Кто-то поддерживал и работниц: «Сотрудники правы в своем неприятии нового человека как сотрудника некомпетентного». Писали также, что ошибку допустила и дирекция завода: «Разве можно было назначить руководителем человека, не знакомого с особенностями женской психологии?» Оказалось, что новый начальник, и правда, прежде работал управляющим гаража и смутно догадывался о том, как работать в коллективе, состоящем из представительниц прекрасного пола.

Вот так раньше конфликт одного предприятия становился достоянием всего города, обсуждающего, кто же прав, а кто виноват. Подобные статьи демонстрировали, что свердловчане стремились общаться и обращаться друг к другу за советами. Сегодня подобные беседы происходят на просторах интернета, роль которого три десятка лет назад в нашем городе выполняли газеты, фаворитом среди которых, без сомнений, была «Вечерний Свердловск».

поделились
в соцсетях


Комментарии пользователей сайта

Комментариев пока нет, оставьте первый комментарий.

Оставьте комментарий

Добавить комментарий

Официальный сайт Управления культуры
Администрации Екатеринбурга