Поиск по сайту

02 Июля 2018

Таланты талантов: Юлия Удинцева и изделия из стекла


Текст: Дарья Санникова Текст: Дарья Санникова
Фото: Татьяна Доукша Фото: Татьяна Доукша
Мне нравится!

Мы продолжаем расспрашивать людей творческих профессий об их интересных увлечениях, и на сей раз обнаружили крайне редкое хобби – изготовление изделий из стекла. О том, что такое фьюзинг, какая душа у стекла и почему каждое творение – это сюрприз, мы поговорили с актрисой Екатеринбургского театра кукол Юлией Удинцевой.

– Юлия, с чего началась ваша история со стеклом?

–  С обычного мастер-класса. У меня давно при виде цветного стекла возникали какие-то приятные ощущения – может быть, воспоминания из детства, когда мы делали «секретики». И в какой-то момент мне захотелось самой попробовать поработать с этим материалом. В то время как раз пошла волна мастер-классов. Я стала искать то, что мне нужно, но мастер-классов по стеклу у нас все не было – только в Москве да в Питере. А потом нашла здесь, в Екатеринбурге – и зацепило. Попробовала раз, два, а потом потихонечку-потихонечку… Сейчас я очень активно делаю украшения: сережки, кольца, кулоны. Есть у меня уже и опыт по созданию небольших интерьерных изделий – подсвечников, тарелочек.

Вообще моя история складывалась очень стихийно. Когда-то я поступала в архитектурный институт, но это было скорее авантюрой, чем целенаправленным действием. Я не училась в художественной школе и пробовала поступить, потому что в то время все говорили мне, что я очень хорошо рисую. И когда я пришла на подготовительные курсы в архитектурный, для меня было полным шоком, что делают вокруг те ребята, которые готовились на протяжении нескольких лет. С меня тогда будто сняли розовые очки. Но в конце года подготовки я радовалась, что практически с нуля дошла до «четверок» по рисунку, на тот момент это был очень хороший шаг.

Сложно было осваивать технику работы со стеклом?

– Потребовалось много времени, потому что чем больше делаешь, тем больше учишься. Сама техника не очень сложна, но мастерство приходит с опытом. Конечно, у меня есть специальное оборудование – волшебная печка (стекло печется при большой температуре, до 800 градусов).   Стекло я покупаю, оно продается в больших листах. Дальше в ход идут стеклорез, ручки. Я стекло режу, точу, выкладываю, собираю, склеиваю, отправляю в печку, а там оно уже приобретает другие формы. Этот процесс уже происходит без моего участия, абсолютно самостоятельно. Я частенько ставлю стекло в печь вечером, а открыть можно только на следующий день, потому что стекло печется долго. И каждый раз финальный результат – это сюрприз!

Результат всегда непредсказуемый? Или все-таки стремитесь к воплощению именного того, что задумали?

– Конечно, задумка есть всегда. Просто иногда бывает, что хотелось вот так, а получилось чуть-чуть иначе. Но порой это даже плюс: я вижу, какой эффект может получиться, и в следующий раз пробую повторить, но опять же, не всегда есть гарантия, что выйдет именно так, как я задумала. В этом особенность фьюзинга (фьюзинг – техника спекания стекла в печи, – прим. ред.); иногда бывает, что получается совсем не то, что хочется. Возможно, оттого, что опыта не так пока много, как хотелось бы, хотя со стеклом я общаюсь уже семь лет.

Фьюзинг – это одна техника работы со стеклом. Есть еще техника Тиффани, витражная. Вы, наверное, видели лампы, выполненные в этой технике. Лампы я пока не делаю, но миниатюрные брошки или интерьерные изделия — мини-витражики — делаю с удовольствием.  Здесь уже печка не нужна – работаю паяльником, стеклорезом, шлифовальной машинкой.

У каждого материала, предназначенного для рукоделия, есть своя душа, своя природа… Какая она у стекла?

– Стекло – это эмоция, эмоция цвета, горячего стекла. Очень важно настроение, с которым ты садишься работать. Если плохое, или нервничаешь, или раздражена, ничего не получится совершенно точно. Лучше даже не начинать.

Эскизы разрабатываете сами?

– Стараюсь сама, но чаще всего вообще обхожусь без эскизов, потому что они всегда отличаются от моего финального результата. Начинаю работать по эскизу, потом ухожу, и в итоге можно даже не узнать, какой эскиз был вначале! Набросок – это скорее идея, которую нужно лишь слегка наметить, а она уже потянет, поведет за собой. Все-таки стекло – это больше эмоция, чем холодный расчет.

Вы носите собственные изделия?

– Совсем немножко. Я сама, как ни странно, не любитель носить бижутерию. Есть, правда, одни серьги, в которых я хожу, потому что чувствую: они – мои. Ношу их и еще, пожалуй, браслет – вот и все украшения. Дома висит солнышко из стекла на окне, птички... Хотя многие думают, что у меня дома все в стекле.

Знаете, все время есть ощущение: еще чуть-чуть и для себя я сделаю что-то самое-самое! Но, как правило, это процесс, в котором нет предела совершенству, и который требует времени, времени и еще раз времени, а вот его как раз не так много. Поэтому мое увлечение стеклом — скорее отдушина, удовольствие, нежели работа.

Чем, на ваш взгляд, украшения из стекла отличаются от прочих украшений? Чем они близки вам?

– Они оригинальны и ни к чему не обязывают. У них есть свое настроение. Вот золото – оно и в Африке золото. А стеклянные украшения рождаются в процессе творчества.

У вас в семье кто-то еще занимается рукоделием? Может быть, мама, бабушка?

– Нет. Мне иногда помогает муж, но я не всегда подпускаю его к процессу – очень ревную (смеется). В основном все делаю сама, но в какие-то рабочие моменты его помощь бесценна.

Что вас вдохновляет?

– Природа, природные цвета. Так, наверное, у всех. В природе – те же энергии, те же эмоции, цвета, что и в стекле. Конечно, в технике работы со стеклом нет такой палитры, в которой можно добиваться нюансов. Но цвет чрезвычайно важен.

Театр тоже вдохновляет на новые изделия? Я видела ваши миниатюры с Дон Кихотом…

– Это скорее разовый случай. Иногда очень хочется как-то особенно отблагодарить режиссера. Например, я делала такие тарелочки в подарок режиссеру «Апельсиновых сказок» Сергею Ускову, режиссеру спектакля «Грибуль-простофиля и Господин Шмель» Эмили Валантен. Такие эксперименты тоже очень интересны, особенно если тебе нравится постановка, по мотивам которой ты делаешь изделия. Всегда интересно, что получится.

Вы делаете украшения на заказ или больше любите, когда изделие само находит своего хозяина?

– Больше люблю сначала делать, конечно. На заказ тоже, но для меня это всегда трудно: я непрофессиональный художник, трудно дается утверждение эскиза… Мне больше нравится, когда готовое изделие находит отклик у кого-то в душе – тогда вопросов не возникает. А когда делаешь на заказ, гложут сомнения: попаду – не попаду, то – не то…

Я сейчас провожу мастер-классы для детей и взрослых, и часто после того, как я отдаю им работы из печи, они их не узнают, для них это магия! Они ведь отдают мне особым образом сложенные острые стеклышки, а возвращаю я уже готовое изделие. В этом и правда есть какая-то магия: хочется смотреть, трогать, гладить, ощущать.

Как давно вы ведете мастер-классы?

– Практически с того самого времени, как вообще начала заниматься стеклом. Я очень благодарна студии, которая меня взяла. На самом деле мне просто повезло: я пришла на мастер-класс, мне понравилось, пришла еще раз… Но так как хобби достаточно дорогое, требует оборудования, то не сразу после мастер-класса можно решиться заняться этим всерьез. Я хотела на первое время попроситься в какую-нибудь мастерскую стеклышки подметать… И в тот момент девушка, которая вела занятия, ушла в декрет, а им нужен был мастер. Так меня и взяли. Первое время работала там, потом пыталась что-то делать дома, но домашние условия не совсем подходят для работы со стеклом. И через полтора года я «созрела» до создания собственной мастерской.

Если честно, мне даже больше нравится проводить мастер-классы, чем делать какие-то свои работы. Моего опыта предостаточно, чтобы помочь им воплотить их идеи, а вот для воплощения собственных задумок порой не хватает. Получается двойная радость: и человек рад, что я ему помогла, и я могу подглядеть у него найденные совместно какие-то неожиданные вещи в процессе работы.

В театре много артистов, которые занимаются еще какими-то творческими начинаниями, помимо работы?

– Да! Моя подруга Алеся Волкова, например, шила кукол Тильда, другие текстильные игрушки, вышивала иконы, а сейчас новое увлечение – делает цветы из шелка. Ручки у нее золотые! Оксана Боднар, помимо работы в театре, поет в группе, занимается на воздушных полотнах и преподает это направление, еще занимается рукоделием.

Вы никогда не задумывались о том, зачем человеку творческой профессии заниматься еще каким-то творчеством? Ведь у него и без того множество возможностей для реализации…

– Может быть, не так уж и много, а творческому человеку все мало, он жаден до творчества! А тут – выплеск эмоций, которого, быть может, в театре не хватает. Кроме того, в театре ты зависишь от режиссера, репертуара, прочих условий. А тут делаешь, что хочешь, это только твое. Плюс ко всему – я вижу результат своего творчества, для меня это поиск себя, попытка понять, кто я, что я могу. На сцену ведь вышла, отыграла спектакль и ушла. А дальше я кто?

поделились
в соцсетях


Комментарии пользователей сайта

Софья / 05 Июля 2018 в 23:19

Юля очень талантливый человек!потрясающие работы от сердца, от души! Носишь и снимать не хочется!!!!!

Юлия / 06 Июля 2018 в 10:50

Софья, благодарю!☺

Яна / 08 Июля 2018 в 11:12

Юля, молодец, несколько раз проводила для нас мастер-классы, понравилось! Творчества и успеха!

Оставьте комментарий

Добавить комментарий

Официальный сайт Управления культуры
Администрации Екатеринбурга

Новости
Диалог
Арт-терапия
Афиша
Места
Прямая линия
Управление культуры