Поиск по сайту

29 Января 2019

«Никто не откажется сделать добро, если ему это легко»

О лекции Чулпан Хаматовой и Катерины Гордеевой


Мне нравится!

28 января в рамках проекта «Новая благотворительность» в Ельцин Центре прошла лекция Чулпан Хаматовой и Катерины Гордеевой о фонде «Подари жизнь». Вообще, проект «Новая благотворительность» — это история о внутренней мотивации, креативных решениях и ошибках, которые помогли стать лучшими в своем деле; это встречи с основателями и активистами крупнейших российских благотворительных фондов, которые повлияли на представление общества об устройстве и возможностях «третьего сектора» и сделали из российской благотворительности то, что она сейчас собой представляет.

Встреча с Чулпан Хаматовой и Катериной Гордеевой была посвящена выходу их книги «Время колоть лед» и работе Благотворительного фонда «Подари жизнь». Актриса и учредитель фонда Чулпан Хаматова, журналист и член попечительского совета фонда Катерина Гордеева отвечали на вопросы об организации и благотворительности, о том, что «Подари жизнь» сделал в Екатеринбурге совместно с врачами Областной детской клинической больницы №1, о том, какой разнообразной бывает помощь, о том, как помогать и что мешает это делать.

А мы открыли для себя смысл существования благотворительного фонда – сделать так, чтобы помогать было легко. Предлагаем узнать обо всем от первого лица – в нашем цитатнике.

Что изменилось за 14 лет существования фонда?

Чулпан Хаматова:

– Все поменялось. Наша страна должна гордиться, с какой стремительностью развивалась у нас благотворительность. Мы начинали с позиции даже не «ноль», а «минус» – отношение к благотворительности было сложное. Благотворительность ассоциировалась с мошенническими схемами отмывания денег, и нам надо было сначала выйти хотя бы на нейтральное отношение к ней, преодолеть недоверие, дать гарантии, что помощь дойдет до того, кто в ней нуждается.

– Если меня спросить, есть ли у России «особый путь», о котором многие говорят, я бы сказала, что есть. Он в благотворительности. Только особый русский менталитет с такой готовностью впрыгнул в это движение. Как только людям дали полные гарантии, что их не обманывают, что перед ними отчитываются, как только дали удобные инструменты помощи, то отзывчивость и готовность помогать возросла резко, чего не было ни в одной стране мира.

Помогать – легко

Катерина Гордеева:

– Мы сначала учили всех заполнять длиннющие квитанции с номерами счетов, потом появилась карточка «Подари жизнь», и все упростилось, сейчас можно просто отправить смс с любой помощью, посильной для вас в данный момент – хоть 10 рублей, хоть 1000. Это для меня важный качественный скачок – помогать легко. А сейчас можно помогать детям в своем регионе – в Екатеринбурге. Это делается не где-то в Москве, а рядом.

Чулпан Хаматова:

– Я не верю, что есть люди, которые бы отказались сделать хороший добрый поступок, тем более, если его сделать легко. Это природа человеческая – помочь.

Случайные и неслучайные люди в благотворительности

Катерина Гордеева:

– Случайных людей нигде не бывает. Случайные люди трамваи водят? А случайные люди работают ли швеями? Идут ли в журналистику? Сдают ли кровь на постоянной основе? Мы живем в такое время, когда стираются границы между высоким и низким, но зато есть понятие личной свободы, личной миссии и личного предназначения. У каждого из нас, помимо всех других, есть одно общее предназначение – быть полезным кому-то. И у каждого есть возможность быть полезным на своем уровне. Есть врачи – они полезны на своем уровне. Мы не умеем лечить, но мы видим страсть в людях, которые хотят это делать, и боль тех, кто в этом нуждается. Мы видели в самом начале пути, как врачам не хватало банальных вещей для реализации своей страсти – денег и крови. Из этого вырос фонд «Подари жизнь» – чтобы обеспечить компетенцию врачей лечить. У каждого из нас есть возможность помогать, можно быть волонтером, и это не значит быть ежедневно с детьми. Можно возить кого-то, можно передавать полезные вещи, бывают мелкие поручения, но важные, можно помогать с документацией, которой вал нескончаемый, можно помогать собирать деньги или просто ежемесячно отчислять какую-то сумму. Она может быть не гигантской, но быть…

Что сделал фонд «Подари жизнь» в Екатеринбурге

Чулпан Хаматова:

– Этому проекту уже три года. Ежегодно в стране около 800 детей нуждаются в трансплантации костного мозга, получает ее только половина – около 400, потому что нет мест в клиниках в Москве и Санкт-Петербурге. В Германии таких центров было 49, в России – два. Они не могли предоставить помощь всем. Мы подумали, как мы можем изменить ситуацию, говорили с врачами, что сделать, чтобы дети получили возможность жить. Все в один голос говорили – нужны еще клиники в регионах. В Екатеринбурге нашлись влюбленные в свое дело врачи, которые готовы были развиваться, учиться, бороться за создание такого центра. Невозможно сверху назначить кого-то помогать, точнее, можно, но ничего не получится. Нужна инициатива конкретных людей, которые уже готовы оказывать помощь. Мы советовались с врачами и сделали все, чтобы здесь открылся такой центр. Фонд «Подари жизнь» оплатил оборудование – 260 миллионов рублей, – а еще поменял систему. Пожалуй, последнее – самое трудное и самое важное в нашей работе. Мы приспосабливаем систему и толкаем ее развернуться к конкретному ребенку и его семье.

Катерина Гордеева:

– Важно, когда у врача есть с пациентом отношения. Когда мама не боится врача, и они вместе думают, как помочь ребенку. Лечить в Екатеринбурге – значит, лечить дома, лечить в семье. Это европейский принцип лечения онкологии – поближе к дому. Это психология комфорта – вся семья вместе, рядом все близкие, есть друзья, есть, с кем поговорить маме ребенка, кто обнимет ее – не за тысячу километров в чужом городе, а то и стране. И еще это значит, что папа рядом. Возможность папы принимать участие в лечении – гарантия, что он останется в этой истории, что семья останется целой.

Чулпан Хаматова:

– Екатеринбург сейчас – флагманский проект. На вас равняются и понимают, что вот же – так можно. Следующим у нас готовится Красноярск. Но чтобы доделать в Екатеринбурге все, еще нужны усилия и средства. И благотворительные средства. Потому что пока государство поймет и очнется, пройдет время, а у многих детей его нет. А на что-то оно никогда не очнется, потому что, к примеру, поиск донора костного мозга (1 800 000 рублей) не оплачивается государством и не будет оплачиваться. Еще невозможно помогать детям без крови. Поэтому сейчас в городе надо отремонтировать отделение переливания крови и оборудовать его. Ремонт взяли на себя местные власти, а оборудование стоимостью 80 миллионов рублей должен взять на себя фонд. Но я уверена, что если говорить и показывать городу, местному сообществу, что вот рядом с вами дети действительно получают шанс на жизнь и выздоравливают, и можно быть к этому причастным посильной помощью, то сумму можно будет собрать.

О финансовой открытости фонда

Чулпан Хаматова:

– Мы стали благотворительным фондом в атмосфере абсолютного недоверия к таковым. Доверие к нам – основа нашей работы. Поэтому прозрачность принципиальна для нас. Мы доказываем свою состоятельность делом, а не словом, а дело – это принципиальная открытость, прозрачность, обратная связь, чтобы люди были уверены, что их не обманут.

Подход к благотворительным мероприятиям

Чулпан Хаматова:

– Не бывает партнеров и выстроенных отношений, которые могут тебе закрыть всю сумму на какой-то сбор. В этом как раз главный принцип благотворительности – важны даже три рубля. Радость пребывания в благотворительном секторе как раз в этом – ты меняешь чью-то жизнь своими тремя рублями. Не тем, что ты закрыл все, а тем, что ты в принципе помог, помог, чем мог. Любое мероприятие – это и сбор денег, и громкое проговаривание проблемы, о которой молчат, и воспитание, и просвещение. Любой результат будет результатом.

О смысле нахождения в благотворительности

Екатерина Гордеева:

– Я когда-то пошла в журналистику ровно за тем, что мне сейчас дает благотворительность. Я шла на журфак, потому что у меня был кураж изменить мир. Девяностые годы давали ощущение свободы в прессе, в журналистике. Профессия давала мне возможность менять мир. Сейчас мне ее дает благотворительность. Я меняю мир: я рассказываю, как один человек может помочь другому. Благотворительность удовлетворяет мою потребность быть нужным. Важны деньги, но еще более важны люди, которых ты собираешь по пути и ведешь за собой – вместе помогать легче.

Анонимность или открытость?

Чулпан Хаматова:

– Я не могу помочь всем, поэтому я делаю это громко и открыто. Чтобы мне помогли помочь. Я оказываю помощь совершенно другого объема и качества, делая это открыто, чем я бы оказывала ее тихо и сама по себе. Я одна не смогла бы все изменить, не смогла бы построить клинику Рогачева, не смогла бы сделать так, чтобы заработало отделение в Екатеринбурге. Громкая благотворительность – это когда ты один помочь не можешь и привлекаешь внимание туда, где в нем нуждаются.

Катерина Гордеева:

– Я иногда ужасно жалею, что знаю о помощи каких-то людей нашему фонду, но я не могу им сказать публичное большое спасибо, потому что они хотят анонимности. Все комментарии – «он очищает карму», «он замаливает грехи» и прочее – такая ерунда. Знаете, пусть люди жертвуют деньги на том основании, на котором они хотят. Это их личное дело. Какая вам разница, почему он это делает? Он ведь делает, а вы осуждаете и ничего не делаете… По-хорошему было бы, чтобы мы всем могли говорить спасибо, чтобы было больше хороших примеров добрых дел. Надо делать так, чтобы и другим людям хотелось помогать, и в открытых «спасибо» я больше вижу просветительского, чем чего-то другого. Осуждать людей за то, что они жертвуют на благотворительность, в корне неправильно.

Чулпан Хаматова:

– Нормально, когда человек помогает. Помощь – это норма. Когда здоровый, зарабатывающий хорошие деньги человек может протянуть руку помощи другому, – это нормально, мы поэтому люди. А когда мы говорим, что это нескромно, то возводим норму в ранг святости и тормозим развитие благотворительности, которая должна быть нормой, обычностью, привычкой. И делаем норму не нормой.

Откуда ересь, или Рак заразен

Катерина Гордеева:

– Мало рассказываем о природе болезни, надо больше. Надо просвещать на понятном уровне. Надо учить признавать ошибки. Если непонятно, то надо рассказать еще восемь раз. Человек десятилетия жил в обществе, где считалось, что рак заразен, бедность заразна, несчастье заразно – все «прилипает», что с него взять? Сейчас мы живем в обществе культа успеха, не дай бог ты как-то неуспешен, заболел… Надо с этим работать.

Ошибки, которые учат

Катерина Гордеева:

– Когда я была неофитом, первый раз пришла в больницу, то природы помощи не понимала. Мне было важно поднять волну, а не точность информации. Только потом я поняла, что точность – прозрачность помощи. Точность важна, потому что это доверие. И за любой работой в фонде стоит человек, у которого решается вопрос «жизнь или смерть». Нельзя быть неточным.

Чулпан Хаматова:

– Мы постоянно ошибались – у нас не было образцов, не было системы, на которую мы могли бы равняться. Мы и сейчас ошибаемся, но мы работаем.

Зачем нужна книга

Катерина Гордеева:

– Нам надо было зафиксировать время, зафиксировать этап со всеми подробностями и нюансами, чтобы за нас никто эту историю не рассказывал потом.

Чулпан Хаматова:

– Чтобы читатель понял, что надо воспринимать жизнь со всеми трудностями и сложностями, пока ты живой. Не опускать руки ни при каких обстоятельствах.

Об ощущении себя гражданином

Катерина Гордеева:

– Ощущение себя гражданином вырастает из того, что ты делаешь конкретное общественно полезное дело. Не когда ты сидишь на диване и думаешь, как изменить мир, потому что все знают, как играть в футбол, руководить страной и лечить. А когда ты вокруг себя делаешь мир лучше – свой подъезд, помогаешь своим знакомым, друзьям, ребенку в своем городе, который сейчас нуждается в лечении. Конкретная помощь тому, кого ты знаешь и кто рядом, дает тебе ощущение гражданина и причастности к большему.

– У нас в России все смотрят федеральное телевидение, а во всем мире популярнее региональное. В Баварии новость о том, что скворцы в местном лесу снесли четыре яйца, важнее, чем то, чем сейчас занят канцлер. Нам же все еще важнее общие далекие от нас дела. Благотворительность – это огромные перемены в гражданском обществе. Ничто за последние годы не изменилось в нашем обществе в лучшую сторону, чем ситуация в благотворительности. Давайте начнем региональную благотворительность. Это важно, потому что касается каждого из нас, это не где-то в Москве, это в своем городе.

Чулпан Хаматова:

– У нас нет представительств в регионах, потому что мы отвечаем за то, что мы делаем. Мы должны или лично курировать все представительства, или не открывать их. Не получается качественно без личного вклада. Пусть лучше в каждом регионе будет свой фонд, а лучше несколько. Пусть фонды будут при каждой больнице, отделении, потому что должна быть прямая связка в помощи. Руководить из Москвы представительством в Екатеринбурге – утопия, бред и профанация. Нельзя управлять тем, чего ты в глаза не видел.

Как помочь легко

На номер 6162 можно отправить слово «Екатеринбург» и сумму, которой готовы помочь. Это может быть 10 рублей, а может быть 500.

Что мешает людям помогать?

Чулпан Хаматова:

– Самое сложное, что нам приходится преодолевать в себе,– внутренняя инертность. Поверьте, надо просто сделать первый шаг. Мы когда-то просто попробовали, и вот, что получилось. У нас не было глобальной идеи, мы просто что-то начали делать. «Делайте дело, господа!» – сказал когда-то Чехов. Повторяю эту фразу и начинаю что-то делать.

поделились
в соцсетях


Комментарии пользователей сайта

Комментариев пока нет, оставьте первый комментарий.

Оставьте комментарий

Добавить комментарий

Официальный сайт Управления культуры
Администрации Екатеринбурга

Новости
Диалог
Арт-терапия
Афиша
Места
Прямая линия
Управление культуры
База тегов