Поиск по сайту

12 Сентября 2019

«Крест на площади Первой Пятилетки уже был, и никого это не волновало»

Леонид Салмин – о символизме работы Покраса Лампаса


Текст: Дмитрий Ханчин Текст: Дмитрий Ханчин
Мне нравится!

Екатеринбургская академия современного искусства запустила проект «Градус толерантности», в рамках которого будет подвергнута глубокому анализу реакция горожан на современное искусство в публичных пространствах. Первая из запланированных встреч прошла в минувший вторник. Спикером выступил дизайнер, культуролог, кандидат искусствоведения, профессор УрГАХУ Леонид Салмин. Лекция носила название «Хождение по мукам, или Парадоксы русского символизма» и была посвящена резонансному арт-объекту «Фрагмент манифеста Малевича» Покраса Лампаса.

Работа была создана в рамках фестиваля «Стенограффия»: художник при помощи волонтеров расписал плитку на Площади первой пятилетки в форме супрематического креста, в который каллиграфическим почерком вписал цитату из манифеста Казимира Малевича: «Я развязал узлы мудрости и освободил сознание краски. Я преодолел невозможное и пропасти сделал своим дыханием. Мы, супрематисты, – бросаем вам дорогу». Арт-объект был представлен горожанам 18 июля, а 19 июля глава екатеринбургского Музея святости, исповедничества и подвижничества Оксана Иванова призвала закрасить крест. В тот же день коммунальные службы залили часть работы Покраса Лампаса битумом. «Стенограффия» анонсировала, что Покрас Лампас приедет в Екатеринбург 26 августа, чтобы восстановить произведение, но накануне этого события православные активисты устроили акцию «Не растопчи любовь», в рамках которой выступили против арт-объекта. В итоге приезд художника был отменен, и руководство фестиваля приняло решение взять тайм-аут, чтобы провести переговоры со всеми сторонами конфликта.

Леонид Салмин на своей лекции рассмотрел работу Покраса Лампаса и ситуацию вокруг нее с точки зрения символизма. Приводим самые яркие цитаты.

«Мы имеем дело с актом искусства, которое вышло из интерьера в экстерьер, то бишь рассталось с музейным кодексом своего существования. Музей есть консервативное заведение по сути своей. Снаружи искусство существует совершенно иначе. Лишенное музейных оков, оно обращено сразу ко всем.

Зачем мы хотели выйти из музеев со всем нашим художественным и символическим арсеналом? Для того чтобы возбудить ответную реакцию. В музее скучно: люди пришли, посмотрели и ушли. А тут – уличная повседневность. Казалось бы, задача решена, люди вышли навстречу искусству. Да, они пришли с машиной асфальта, но у всех разные художественные средства.

Фото: «Стенограффия»

Я уверен, что Покрас Лампас об этом не думал, но каллиграфическая вязь на его работе напоминает кракелюру на «Черном квадрате» Малевича и по смыслу исполняет ту же самую роль. Мы пытаемся эту вязь прочитать, предполагая, что каллиграфия связана со шрифтом, а значит, с текстом. Содержание непонятно, и в итоге все участники этой ситуации становятся жертвами дискоммуникации. Коммунальщики закрашивают текст, потому что прочитать и понять его невозможно. В результате мы приходим не к «Черному квадрату»Малевича, а к черноте, взятой из него и покрывшей предложенную ей геометрию.

Мы живем в таком мире, где народу всегда набегает много, но дискуссии не получается. Никто ни с кем не вступает в содержательный разговор о символизме. Происходит спонтанный процесс, шизофреничная ситуация импульсивного реагирования одних на жесты других и непонимания с обеих сторон.

Итак, у нас есть географическая точка и графика, ставшая предметом раздора. Все участники раздора пребывают внутри ситуации и совершенно не понимают, в логике чего движутся. Для меня эта история – повод говорить о том, как город работает в качестве символического текста.

Всем кажется, что дело происходит на Площади первой пятилетки. Дело происходит как минимум в городе Екатеринбурге, в его географических границах. Но, учитывая сегодняшние коммуникации, мы понимаем, что происходит это в стране, а по большому-то счету в мире.

Разбирая то, как работает этот символический текст во времени, мы упираемся в точку возникновения места – в годы строительства Уралмаша, в годы его планировки. И тут мы понимаем, плитка на Площади первой пятилетки изначально была выложена в форме креста. То есть крест там уже был, и никого это не волновало. Заметили это только благодаря работе Покраса Лампаса.

Тема креста – довольно чувствительная для православной культуры. Православный человек, как свидетельствует статистика Google, довольно часто задается вопросом, какой крест правильный. Этот вопрос поднимался с ранних времен. Например, святая великомученица Варвара, находясь в экстремальных условиях, была вынуждена связать две веточки и молиться им – это было ее крестом. Дело не в том кресте, который снаружи, а в том, который внутри.

В 326 году мать императора Константина Елена была командирована в Иерусалим, дабы найти крест, на котором был распят Иисус. Обретен он был в горизонтальном виде, потому что было принято зарывать орудия пыток прямо на месте казни. Горизонтальность – важный момент в разговоре про работу Покраса Лампаса.

С какого-то момента в католичестве и в православии иконография креста расходится, и прежде всего – в изображении самой фигуры Христа. В православии он раскидывает руки перпендикулярно – это претензия на мировое объятие. В католическом распятии мы видим обвисшие руки, что несет в себе семантику страдания, чего-то человеческого.

Я не знал, как выглядит Покрас Лампас, и представлял себе матерого дядьку, хорошо за тридцать. Я не ожидал увидеть такого милого мальчика, похожего на Гарри Поттера, и был удивлен: как он попал в этот контекст? Думаю, дело в том, что, как говорил Иосиф Бродский, поэт есть инструмент языка, а не наоборот.

Как бы ты ни пытался не ходить по святому, ты все время обнаруживаешь себя стоящим на какой-нибудь надгробной плите. И это нормально. Вся риторика протеста против лампасовского креста заключается в том, что это попирание святого. Но на самом деле это не попирание, а подпирание. Пока мы ходим по вот этому всему, мы помним, что было до нас, откуда мы происходим, на каком фундаменте строится наша культура».

Проект «Градус толерантности» продолжится еще как минмум двумя лекциями: гостей ЕАСИ ждут встречи с юристом и психологом, которые рассмотрят ситуацию со своих точек зрения.

поделились
в соцсетях


Комментарии пользователей сайта

Комментариев пока нет, оставьте первый комментарий.

Оставьте комментарий

Добавить комментарий

Официальный сайт Управления культуры
Администрации Екатеринбурга

Новости
Диалог
Арт-терапия
Афиша
Места
Прямая линия
Управление культуры