Поиск по сайту

29 Апреля 2020

Моя история: Дмитрий Ханчин и чудо памяти

9 Мая глазами современного человека


Мне нравится!

В этом году наша страна отмечает 75 лет победы в Великой Отечественной войне. Нам захотелось выяснить, что современные люди думают о той победе, в каких образах память о ней продолжает жить. Корреспондент портала «Культура Екатеринбурга» Дмитрий Ханчин рассказывает о своих родственниках, воевавших на фронте и трудившихся в тылу.

«В детстве человек живет настоящим, в юности и зрелом возрасте – будущим, в старости начинает жить прошлым». Это первые строки большого труда моего деда Дмитрия Степановича Колбина: 13 лет назад, в свои 65, он приступил к написанию летописи нашей семьи. Он собирал информацию в различных архивах, интервьюировал близких и дальних родственников, составлял широкое, разветвленное генеалогическое древо. В итоге под обложкой с надписью «Истоки» он собрал историю нашего рода, восходящую к концу XVIII века. Дед – филолог по образованию, читается его текст легко и увлекательно, как проза высшей пробы.

На фото: Дмитрий Степанович Колбин за работой

Каких только историй нет в этой книге: мои предки занимались охотой, пчеловодством, добывали платину, водили поезда, корабли и самолеты. И, конечно, сражались на фронтах Первой и Второй Мировых войн.

На фото: Семен Григорьевич Рабовский

Родной брат моего прадеда Семён Григорьевич Рабовский встретил войну 22 июня 1941 года на погранзаставе. Пограничники первыми встретили врага, первыми вступили в бой. Долгие годы ничего не было слышно о судьбе Семёна Григорьевича, он считался без вести пропавшим.  Много лет спустя, уже в семидесятые годы, в руки моего деда попала книга командира этой заставы Михаила Паджева «Через всю войну», где упоминался этот бой: «Вместе с пограничниками своих застав Рабовский и Трушевский атаковали врага и уничтожили фашистов. В короткой сватке погиб лейтенант Рабовский». Наша семья связалась с автором, и он подтвердил героическую гибель Семёна Григорьевича.

На фото: братья Зубрицкие Геннадий Степанович и Анатолий Степанович

У моей прапрабабушки Прасковьи Филипповны Зубрицкой на фронт ушли четыре сына. Николай, Геннадий и Анатолий пали смертью храбрых на передовой. Больше всего известно о судьбе четвертого брата, Бориса. Он рос отчаянным и смелым парнем, ушел на фронт в июле 41-го. Борис Степанович прошел всю войну. При освобождении Польши он служил в полковой разведке. Участвовал в освобождении лагеря Майданек и своими глазами видел машину массового уничтожения людей. Одно время был водителем у маршала Конева. Однажды с двумя товарищами Борис был направлен на подрыв моста, но их обнаружили немцы, и трое суток под огнем противника они провели в болоте, зарывшись в торф. Дело было глубокой осенью, и Борис сильно простудился, заболел туберкулезом. После войны он много лежал в свердловских госпиталях, и мой дед со своим братом Николаем часто его навещали, носили передачи, бегали по просьбе раненых солдат и офицеров за водкой и куревом, передавали на веревках все это на верхние этажи госпиталя. И, конечно, слушали истории о войне. За военные подвиги Борис получил много орденов и медалей, а также грамоту от маршала Конева. Впоследствии коробку с наградами он отдал своим племянникам: «Играйте, ребята». В 1955 году Борис Степанович умер от туберкулеза.

На первом фото: братья Зубрицкие Николай Степанович и Борис Степанович (снизу). На втором фото: братья Зубрицкие Борис Степанович и Анатолий Степанович

Еще один член нашей семьи, старший сержант Яков Еремеевич Толстобров, служил автоматчиком роты автоматчиков 5-го отдельного мотоциклетного полка. Во время войны в Свердловск к родным пришла похоронка, но на самом деле Яков Еремеевич оказался только ранен и после госпиталя вернулся в строй. Он был настоящей легендой: получил медаль «За отвагу», стал кавалером всех трех орденов солдатской Славы – III, II и I степеней, причем самую значимую I степень он получил в мае 1945 года за героизм, проявленный во время взятия Берлина.

Члены моей семьи трудились и здесь, в уральском тылу. Мой дед по линии отца Михаил Исаакович был эвакуирован в 1941 году из Москвы с военным заводом, производящим танки. Несмотря на то, что их выбросили в чистом поле, уже через несколько месяцев завод давал продукцию, необходимую для фронта. Однажды Михаил Исаакович трое суток без отдыха приваривал к танкам антенны для радиосвязи и временно ослеп: зрение вернулось к нему только через неделю.

На фото: Дмитрий Степанович Колбин 

В последние годы мой дед Дмитрий Степанович работал уже над собственными мемуарами. Жизнь он прожил невероятно насыщенную: служба в авиационном училище, учеба на филфаке УрГУ, топонимические экспедиции по всей стране, работа учителем в маленьких городках, служба в пожарной охране, сплавы по горным рекам, многодневные походы по самым глухим уральским местам, увлечение фотографией, любовь к поэзии. К сожалению, мемуары так и останутся незавершенными: в конце прошлой осени Дмитрия Степановича не стало. Осталось чудо памяти – невероятно ценная хроника нашей семьи, которую я буду беречь и передавать дальше.

поделились
в соцсетях


Комментарии пользователей сайта

Ольга / 17 Июля 2020 в 05:59

Прекрасный образованный ,умный, скромный , добрый человек был с большим чувством юмора. Вспомнили о нем сейчас, ранним утром . Жаль, что его не стало. Светлая память ....

Оставьте комментарий

Добавить комментарий

Официальный сайт Управления культуры
Администрации Екатеринбурга

Новости
Диалог
Арт-терапия
Афиша
Места
Прямая линия
Управление культуры