Поиск по сайту

28 Августа 2020

Дача как звездолет над черной бездной безвременья

В проекте «Дачники» – дом и сад Майи Давыдовской


Мне нравится!

Признаемся, проект «Дачники» мы задумывали как программу собственной перезагрузки: в психологически напряженное лето, когда все не то, чем кажется, мы начали искать вдохновение и разрядку в том, что всегда рядом с нами, что незыблемо и является камертоном для человеческих чувств и эмоций, – в природе. В красоте уральских лесов и полей – прямо под Екатеринбургом, в садах и парках. Искали мы подтверждение, что без такой перезагрузки нельзя, и в строках писателей и поэтов прошлого и настоящего. Общались с людьми, настроенными на прекрасное, для того, чтобы обнаружить смысл и то, что между нами есть общего. Нашли, подтвердили, уверились, настроились, вдохновились – надеемся, что и вы с нами.

В этот раз нас занесло в сторону Асбеста – в поселок с милым и ласковым названием.

«Давайте съездим ко мне в Режик», – произносит Майя Давыдовская, руководитель литературно-драматургической части, администратор Екатеринбургского театра балета «Щелкунчик». И мы с Татьяной Доукшей почему-то решаем, что так нежно нас приглашают в город Реж. Как же мы ошибались! Режик – это поселок, расположенный на левом берегу Пышмы в 11 километрах на север от поселка Белоярский. В документах начал появляться в 20 годах XX века, хотя люди сюда приходили и раньше: на покосы, на «лесные дачи» (обжиг угля из леса). Первыми поселились здесь строители железной дороги, затем место стали заселять раскулаченными крестьянскими семьями из европейской части страны, а в 1980-е нарезать по шесть соток городской технической интеллигенции – чтобы у них была возможность прокормить себя.

Тогда же – в начале 80-х – здесь получили участок и будущие свекор со свекровью Майи Давыдовской. «Я приехала в Режик первый раз в 1983 году, когда была еще студенткой журфака, – и мне сразу показалось, что я увидела прекрасный замок! Такого дома ни у кого не было», – вспоминает Майя. Отец мужа Василий Дмитриевич работал на стройке и привез списанные бракованные бетонные плиты на участок, собрал из них коробку первого этажа и достроил из досок второй этаж, веранду, подсобные помещения. Дом имеет сложную геометрическую форму, но даже сегодня выглядит интересно: балкон со ставнями («Каждый раз, когда выхожу на него, ощущаю себя Наташей Ростовой, а небо здесь – как планетарий!» – комментирует балкон хозяйка), крыльцо, где можно посидеть, круглое глухое окно второго этажа, треугольные скаты крыши, направленные друг на друга, – все здесь выдает романическую натуру автора конструктива.

«Все работает, как дед построил, – говорит сегодняшняя хозяйка дома и добавляет, – нам бы такой след на земле оставить! Сам дом живой – он выражает свои эмоции, вздыхает, погружается в сон, отряхивается от него… Хотя я понимаю, что это птица села на крышу или сквозняк прошелся, но все равно – дом живой».

На участке есть все блага дачника 80-х: колодец, из которого когда-то вручную доставали воду (сейчас есть насос); большой сарай в стиле крытого хозяйственного двора – уральская особенность; теплицы; высокие грядки; детская площадка с песочницей и качелями. От бабушки с дедушкой осталась еще плакучая береза и кедр – под ними сейчас на большие семейные праздники раскладывается шатер и ставится стол. К детским развлечениям добавился вигвам (накрывается покрывалами, когда приезжает внук), деревянный подиум для игр (там сейчас живут хоббиты – как сообщила нам хозяйка) и прудик, где живут настоящая лягушка и пластиковая утка.

Просим Майю определиться, кто она больше – садовод, огородник, цветочница. Майя отвечает – коммуникатор.

«Вся моя юность прошла здесь в удивительной атмосфере, – вспоминает рассказчица. – В Режике был четкий водораздел – местные с огромными огородами, засаженными картошкой и заросшие бурьяном, и дачники – кандидаты и доктора наук, инженеры, проектировщики, врачи. Это все были люди, чья молодость пришлась на оттепель 60-х, и они продолжали между собой поддерживать этот дух: они собирались часто у кого-то на участке, писали и читали стихи, пели песни под гитару – настоящие советские дачники. Незаменимые атрибуты того времени – электрический самовар и гитара. Вот это общение здесь сохранилось до сих пор: Режик – то место, где и сейчас можно придти в гости без звонка. Гости подходят к калитке со словами: «Мы к тебе чай попить», – и ты бросаешь все и идешь ставить чайник. Мне нравится здесь атмосфера и хочется поддерживать ее среди соседей – чтобы все так и приходили пить чай друг у друга».

Нас тоже вкусно кормят – мусакой, приготовленной из своих овощей с огорода, яблочным пирогом и пряным травяным чаем, в котором все – листья земляники, смородины, ромашка, чабрец, мята, мелисса. В итоге мы насыщенны так, что Таня характеризует наше состояние, как «перебор счастья». Именно это должны были испытывать все гости первых хозяев этого дома.

«Столько лет прошло, а я каждый раз, когда сюда приезжаю, вспоминаю дедушку и бабушку, с какой любовью они принимали гостей, как были гостеприимны, и сама стараюсь такой быть, общаться с соседями», – говорит Майя. И тут на ее слова приходит «любимая соседка», как представляет нам хозяйка гостью. Наталья Анатольевна уже не один десяток лет должна наслаждаться отдыхом на пенсии, но все еще работает – она конструктор-проектировщик. Уже 15 лет живет в Режике круглый год – для нее даже провели интернет, а в свободное время ходит в лес по специально оборудованной для нее тропинке, гуляет с собаками, хозяйничает в огороде. В город возвращаться отказывается – говорит, что лес и деревня ее поддерживают. По разговору хозяйки и ее соседки мы понимаем, что соседство тут особенное – дружное, действительно как будто откуда-то из прошлого. У Режика, оказывается, даже есть свой чат, который завели неравнодушные, и сообщают самые невероятные и жизненно необходимые новости: кто сколько грибов собрал; в магазин завезли наисвежайший хлеб; кто потерял (нашел) кошку…

«Поколения в Режике сменяют друг друга, – говорит Майя. – Землю не бросают. Может, помечутся – поищут что-то другое, лучшее, но потом возвращаются, потому что здесь комфортно».

Участок распланирован и выверен за десятилетия использования, хотя нынешняя хозяйка добавила в него еще больше цветов: перед домом – полисадник, вокруг дома – фруктовые деревья и ягодные кусты (защита от ветра и глазу приятно), у крыльца – цветы и площадка для детей, у одного забора – теплицы, у другого – сарай, в конце участка – малина, а в центре – защищенные от всего грядки.

«Наша бабушка, Лира Петровна, была феей помидоров, – вспоминает Майя. – Она обладала какими-то тайными знаниями, и у нее вырастали могучие вкусные помидоры. Потом она заболела, и однажды наступил тот момент, когда мне пришлось взять собранные ею семечки и уже самой сажать рассаду. Я не то, что в успех, я хоть в какой-то результат не верила. А вдруг – бамц! – у меня что-то даже взошло, а потом выросли кустики, а потом даже завязались и начали зреть помидоры. Я долго этому удивлялась. И сейчас я, конечно, не фея, но помидоры у меня вкусные».

На этих словах мы подходим к теплице и видим там множество помидоров, огурцов, перца и даже… баклажанов. И нам с Татьяной начинает казаться, что Майя лукавит насчет того, что не обладает магическими знаниями огородника, потому что вырастить огромные баклажаны на уральской земле (поверьте, мы видели их своими глазами) – высший пилотаж.

«Овощи меня интересуют как эксперимент, – продолжает хозяйка. – Я могу посадить то, что здесь не растет, чтобы попробовать: вот, к примеру, перцы – привезла семена из Италии. Если уж хвастаться, то я фея кабачков: я сажаю их так, что соседи каждый раз говорят, что у меня ничего не вырастет, хотя я потом им раздаю урожай».

Просим выдать секрет гигантских кабачков – и получаем ответ: «Я делаю так – никакой агротехники»… Далее следует пантомима: Майя показывает, как она, поплевав на палец, приклеивает к подушечке пальца семечко кабачка, затем как будто втыкает его в землю. После этого добавляет: «Моя задача – только посадить, а растут они сами».

«Лет до сорока мы все пели бабушке одинаковую песню: «Зачем так далеко ездить, эту картошку, огурцы (и так далее) легче купить», но потом вдруг резко пришло понимание, что не в картошке и огурцах тут дело, – делится с нами фея кабачков. – А сейчас мои дети об этом же поют, но я-то уже понимаю, что к чему, я вспоминаю, как бабушка сначала что-то отвечала на эти слова, потом уже просто улыбалась и настойчиво выдавала список добрых дел: что привезти, отвезти, что перекопать, спилить, покрасить, прибить. Настала моя очередь заботиться об этом хозяйстве, и сейчас, когда уже бабушки нет, а я на ее месте – я бабушка, все сразу встало для меня на свои места и понятно, зачем это нужно. В этом доме собрана история семьи – ее особая атмосфера и ее надо продолжить».

Неизменно в Режике собиралась и сейчас должна собираться семья во второй половине августа – на семейные дни рождения: у Майи, ее сына, у бабушки – родились все почти в одну и ту же дату. Когда-то об этом огороде и саде заботилась Лира Петровна («бабушка» – как называет свекровь Майя), кроме земли у нее была еще одна забота – внуки (сыновья Майи), которые проводили здесь летние каникулы, и не только отдыхали, но и занимались у репетиторов – все тех же кандидатов и докторов наук по соседству. Теперь забота о земле, доме и внуке – дело нынешней хозяйки. Комментирует она это просто: «Все сменяемо в жизни, а наша задача – продолжить».

«В этом году начала варить вишневое варенье без косточек, – делится секретом трудолюбия наша хозяйка. – Включаю аудиокнигу или лекцию, усаживаюсь поудобнее, беру косточковыдавливатель и вперед: задействованная мелкая моторика, рутинные движения через какое-то время вводят в медитативное состояние. Очнулась – а таз вишни уже без косточек. Особенно хорошо это практиковать в выходные после городской встряски».

«Здесь в голову приходят удачные идеи», – добавляет Майя, а я вдруг понимаю, что слова «дачный» и «удачный» явно связаны друг с другом. На втором этаже дома комната обклеена афишами Театра балета «Щелкунчик», кажется, с его переезда в нынешнее здание, много книг, в том числе о театре, – не удивлюсь, если свежие рабочие идеи, и правда, рождаются именно здесь. Дача теперь имеет балетный «уклон» – все-таки десять лет служения хозяйки театру сказываются: репродукции Дега с танцовщицами, старые афиши, сувениры из поездок с ребятами – артистами балета (в том числе, плакат с отрядом космонавтов, с которым дети познакомились на творческой смене в «Орленке»), календари с фотографиями юных звезд «Щелкунчика» (мы уже многих узнаем в лицо).

«У меня соседи все в курсе репертуара и новостей «Щелкунчика», а лучший подарок тете Наташе на Рождество – календарь театра, – словно угадывает ход наших мыслей хозяйка дома. – В этом году провела на даче весь отпуск – никогда так долго не была здесь, и под конец даже начала сильно переживать – как там театр без меня, а я без него. Разглядывая афиши у себя на стене, вдруг подумала, что пора всерьез заняться театральным музеем».

Еще одна функция дачи – сказочное пространство. Здесь Майя общается с внуком Мишей. Играют в игры, рисуют (по стенам развешаны картины), читают и рассказывают друг другу сказки, причем сказки надо обязательно придумать по ходу. Внук любит рассказывать о том, как их дом вдруг оказывается звездолетом и они (непременно с деревенскими собаками, живущими по соседству, которые успевают к ним запрыгнуть в последний момент) летят над черной пустой бездной, за ними гонится королева Огня: «И мы попадаем с ним то в стихию снов, то в стихию музыки, – рассказывает Майя и добавляет, – вообще, Миша мой человек – фантазер».

Пространство вокруг располагает к фантазиям: архитектура дома со множеством интересных уголков, наступающий лес, живой мир (на участок приходят зайцы, при нас припрыгала в прудик лягушка), сад и огород, которые могут служить (и служат, судя по нарисованной карте сокровищ на стене) местом для квестов и приключений. И конечно, общение разных поколений: что может быть сказочнее, чем общение бабушки с внуком!

В каком-то смысле дача эта, и правда, звездолет над черной дырой безвременья – это семейный музей или архив, где сохраняются не только фотографии, детские рисунки, игрушки, рецепты прошлых поколений, но и традиции, семейные ценности, атмосфера. Поэтому-то и есть ощущение, что на этой улице Хрустальной поселка Режик все как будто заповедно. И ощущение это возникает не просто так – в него вкладываются разные поколения дачников (основатели и наследники), и его тоже надо возделывать, как садик вокруг дома.

поделились
в соцсетях


Комментарии пользователей сайта

Комментариев пока нет, оставьте первый комментарий.

Оставьте комментарий

Добавить комментарий

Официальный сайт Управления культуры
Администрации Екатеринбурга

Новости
Диалог
Арт-терапия
Афиша
Места
Прямая линия
Управление культуры