Поиск по сайту

13 Октября 2020

Окей, Гоголь: музыкальность архитектуры Екатеринбурга

Говорим о городе и музыке


Мне нравится!

Мы смотрим, с какими запросами к нам на сайт заходят читатели из поисковых систем. Часто эти вопросы конкретны и интересны, необычны настолько, что и нам хочется узнать на них ответ. Тогда мы собираем информацию сами или обращаемся за ответом к экспертам. В этот раз мы попытаемся ответить на запрос, который формулируется следующим образом: музыкальность архитектуры Екатеринбурга.

У нас, к сожалению, нет возможности уточнить, что именно хотел узнать автор запроса. Его можно расшифровать как метафору о застывшей музыке форм, упомянув фразу немецкого философа Фридриха Шеллинга «Архитектура – это застывшая музыка». Можно поговорить об ансамблях, балансе и гармонии в музыке и архитектуре. Вспомнить природу звука, эха, колебаний волны и обсудить обтекаемость форм некоторых помещений. Затронуть тему электронной музыки и колебаний. Можно и вовсе принять это за домашнее задание по музыке в общеобразовательной школе, нацеленное развить в ребенке фантазию и образность, расширить его словарный запас.

 

Если речь идет о последнем варианте (максимально практичном), то мы советуем родителям помочь ребенку определить, что такое элементы музыкальной речи и подумать, на что они могут быть похожи в других видах искусств. В данном случае надо понимать, что искусство говорит с нами на языке образов, которые создаются характерными для него средствами выразительности, и эти средства можно сопоставлять. Конечно, все это максимально интуитивно и субъективно, но в этом и есть суть образности.

К примеру, мелодичность – плавность, «певучесть» линий архитектуры (давайте вспомним модерн в камне или в дереве).

Гармония в музыке, выражающаяся консонансом или диссонансом, в архитектуре будет «благозвучным», гармоничным сочетанием или, наоборот, резким контрастом.

 

Ритм в музыке можно сравнить с ритмом элементов в архитектуре отдельного здания или городской панорамы. Он может быть симметричным, может чередовать разные объёмы.

От индивидуального настроя будет зависеть восприятие любых объектов – их комфортность, их соразмерность определенному человеку, их ладность, а тут уже сам собой напрашивается музыкальный лад – мажор и минор.

Тембровая окраска звука в музыке легко сопоставима со стилями, ярким колоритом в архитектуре (самая яркая наша ассоциация связана не с Екатеринбургом – звук самодельной балалайки и домик в Кунаре).

Интересно можно обыграть темп. В музыке – это движение. В архитектуре у нас с ним ассоциируются пластичные формы, перетекающие одна в другую, возможно – оптические иллюзии или отражение динамичной улицы в зеркальной поверхности здания.

Об объемах в архитектуре можно говорить с точки зрения музыкального регистра. Классическим сравнением тут будет сравнение разных по объему куполов или арок. Низкий регистр – бас большого купола или огромной арки, средний – средний купол и арка, высокий – маленькие купола и скромные арки, отражающие высокий звук. Заметьте, что в данном случае архитектура и музыка контрастны по значению слов «высокий» (высокий – не значит, что объемный).

Интересно будет рассуждать о звуковедении с точки зрения элементов архитектуры: легато – здание с плавными линиями (или, к примеру, мост); нон легато – это восходящая мелодия ступеней, лестницы, которая теряется в бесконечности; стаккато – это пунктирность, архитектурная форма, в которой пустота – тоже важный элемент.

В этом смысле лестница в Ельцин Центре нам кажется примером легато нон легато – интересно, а в музыке это возможно?

Динамику в музыке (громкость) принято сравнивать с высотой зданий, напряженностью (концентрацией) построек. Здесь как раз высота соответствует высокой громкости.

Музыкальная форма похожа на геометрию здания. Тут могут идти конкретные сравнения по композиции. К примеру, Собор Парижской богоматери часто сравнивают с фугой. А если говорить о Екатеринбурге, то, на наш взгляд, «заползающий» на Вознесенскую горку особняк Харитоновых – это симфония.

Конечно, все это, повторим еще раз, субъективно, но на то они и образы, чтобы видеть больше, чем вам показывают, слышать, чем вам озвучивают, и от этого понимать и чувствовать острее. Кстати, древнеримский ученый-энциклопедист Марк Витрувий Поллион написал десяток книг о том, как важно знать и понимать музыку для архитекторов, строителей и инженеров, да и для других профессий тоже. К примеру, врачей.

А сами мы бы с радостью почитали о музыкальности архитектуры Екатеринбурга в историческом разрезе. К примеру, о параллелях типа деятельного интереса к конструктивизму и музыке вроде оратории «Огни Урала».

поделились
в соцсетях


Комментарии пользователей сайта

Комментариев пока нет, оставьте первый комментарий.

Оставьте комментарий

Добавить комментарий

Официальный сайт Управления культуры
Администрации Екатеринбурга

Новости
Диалог
Арт-терапия
Афиша
Места
Прямая линия
Управление культуры