Поиск по сайту

26 Марта 2021

Город, спасенный культурой: Лев Брусницын

История о драгоценном песке и золотой лихорадке на Урале


Текст: Екатерина Юркова Текст: Екатерина Юркова
Художник проекта: Юлия Верховых Художник проекта: Юлия Верховых
Фото: Максим Субботин Фото: Максим Субботин
Мне нравится!

В рамках большого проекта «Город, спасенный культурой» мы продолжаем рассказывать истории о великих горожанах разных профессий и эпох (XVIII, XIX, XX веков), имена которых остались в истории и культуре Екатеринбурга. В прошлый мы рассказывали об известных камнерезах. На этот раз речь пойдет о человеке, благодаря которому Урал и вся Россия XIX века вышли на первое место по золотодобыче в мире. Это история визионера и новатора Льва Брусницына.

Находка, которая изменила все

Для добычи золота в XVIII веке рыли золотые дайки до семи этажей в глубину. Это был тяжелый ручной труд в почти безвоздушном пространстве (хоть какой-то воздух в шахты подавали при помощи ручных мехов). Руду с золотом поднимали на поверхность при помощи корзин, потом толкли в ступах и везли в промывальню на Уктус. Дорога не близкая, извозчиков не хватало, потому вскоре неподалеку от месторождения поставили собственную промывальню, поставив плотину на речку Березовку.

Так выглядели колодцы, по которым золото доставляли на поверхность. Фото из Музея золота города Березовского

На запрудах стояли специальные установки — толчеи. Вода проворачивала огромное колесо, а то приводило в движение тяжелый пест от пяти до восьми метров в высоту. Эти штуки, как толкушки, ходили вверх-вниз и дробили руду. Мягкое золото под напором превращалось в плоские рваные лепешки, и их потом собирали рабочие. В таком месте и работал Лев Брусницын, который пришел в этот тяжелый труд очень рано — в десять лет. Мальчик был сыном обычного мастерового и работал как взрослые, промывая дробленую руду. В 28 лет ему поручили руководить бригадой рабочих, а чуть позже приняли в должность искателя руды. Он нашел несколько участков золоторудных жил, где впоследствии были образованы Золотарский и Шеминский рудники. Лев Иванович всю жизнь посвятил профессии золотоискателя и неплохо продвинулся в этой профессии. Он стал даже смотрителем по золотому производству Первопавловской фабрики Березовского завода, где и совершил свое главное открытие.

Диарама из Музея золота города Березовского

Лев Брусницын знал, что далеко в южных речках водится россыпное золото, которое не нужно тащить из шахт, лишаясь здоровья. Это золото высвобождалось из камня при выветривании, а затем при помощи дождевой воды попадало в долины. Местные жители находили россыпное золото, шли вверх по устью реки, где могли обнаружить корневое месторождение. На Урале же все вышло наоборот.

Когда Льву Ивановичу было 30 лет, он обратил внимание на то, что золото после толкушек ему стало попадаться без следов протолочки — не лепешками, а цельными самородками, которые к тому же отличались и по цвету. Он задумался, а не то ли это золото, которое добывают в южных странах, вымываемое из корневого источника, и оказался прав. О своих соображениях опытный шахтер рассказал руководству Березовского завода. Однако начальство сочло его идеи пустой авантюрой.

«В 1814 году… при окончании речки Березовки, где она впадает в реку Пышму, … я заметил, что две крупинки имеют некоторые отличия в цвете. Крупинки эти почему-то особенно обратили на себя мое внимание, и я долго их рассматривал: но чем больше рассматривал, тем больше терялся и больше становился в затруднение дать себе отчет, что это за золото? … на тех двух замечательных зернах не было ни малейших следов протолочки. Это замеченное золото так глубоко врезалось в память, что никак не выходило из головы и все тревожило. Придумывал, придумывал и вот вдруг счастливая мысль: вспомнил, что … рассказывали мне, что в других государствах есть песчаные россыпи, богатые золотом…».

Посмертная публикация записки Льва Брусницына из Горного журнала №5 от 1864 года.

После он писал: «Я беру из речки на пробу песку — и что же, какое счастие: во время накладки еще песку нахожу сам кусок золота в 8 1/2 золотников; промыв же взятый песок, одну тачку в три пуда, получаю золота 2 золотника... Эта находка решила все; с ней все сомнения вон». В месте находки Лев Иванович быстро организовал прииск и за месяц работы намыл в нем почти килограмм чистого золота. За открытие его стали называть «Колумб золотых россыпей».

Лев Брусницын кисти Юлии Верховых

Золотая лихорадка

Открытие Льва Брусницына привело к тому, что Россия XIX века увеличила процент от общей мировой добычи золота с трех процентов до 45 и вышла на первое место. Кроме того, в стране разрабатывали технологии и конструировали механизмы для добычи коренного и россыпного золота. Пальму первенства Российская империя удерживала 30 лет, пока в Америке не нашли более богатые месторождения.

Первой Россия стала и в истории золотых лихорадок. Рассыпное золото оседает в песках и торфе по рекам, а вымывать золото из рек — не то же самое, что работать в темных шахтах по колено в воде. Заниматься таким промыслом мог кто угодно: от священника до солдата. Еще сильнее местных жителей взволновали новости о том, что после обнаружения россыпного золота выяснилось, что почти все уральские речки несут в себе золотые пески. Старатели изрыли устья рек почти всех Екатеринбургских окрестностей. Золото мыли на Чусовой, Серебряной, Мельковке, в Исети и ее притоках: Малаховке, Монастырке, Акулинке, Ольховке, Черной. Поползли слухи о том, что золото на Урале гребут лопатой.

Фото Сергея Прокудина-Горского, который побывал в Березовском и сфотографировал изрытую старателями речку Березовку.

«Раньше люди селились по берегам рек, у некоторых вода проходила прямо по двору. Так что некоторые вымывали золото практически у себя в огородах. Однажды к нам пришла женщина в возрасте, которая рассказала, что у ее бабушки за иконкой стоял стакан рассыпного золотого песка», — рассказала нам старший научный сотрудник Музея золота Елена Осинцева.

Количество приисков увеличивалось в геометрической прогрессии. К 1823 году в городе работало 80 частных приисков, а золотодобычей занялось 2000 человек, притом, что все население Екатеринбурга тогда составляло всего 15000 человек. Согласно одной из легенд, во времена золотой лихорадки каждый добытый пуд золота отмечали выстрелом из пушки с берега пруда. Порой пушка стреляла по несколько раз в день.

Золотые запасы в городе потихоньку стали уменьшаться, хотя в более малых масштабах золото добывали до самой Великой Отечественной войны, пока все реки не забрали в трубы. Чтобы, как в южных странах, найти источники золотого песка, на Вознесенской горке пробурили 40 шурфов, так что она стала похожа на пчелиные соты, но никакого золота не нашли, только его следы. После этого золотая лихорадка на Урале постепенно сошла на нет.

Озолотился ли Брусницын?

В награду за открытие россыпного золота Льву Брусницыну отлили даже не золотую, а серебряную медаль «За усердие» (Это, как вы понимаете, наша ирония. — Прим. автора). При этом искатель не просто нашел россыпное золото, но и сумел наладить его промышленную добычу. Для этого он сам разрабатывал технологии и конструировал промывальные машины. Изобретенный им способ добычи золотого песка был в десятки раз дешевле добычи рудного золота из даек. А придуманный им промывальный ковш полюбился американцам во время золотой лихорадки в Калифорнии. Промывка металла по методу Брусницына получила там название «русский способ». Судя по всему, не отставал Лев Иванович и в педагогике — золото Аляски нашел его ученик Петр Дорошин.

Фото из Музея золота города Березовского

Важно, что именно поиски россыпного золота после открытия Льва Ивановича способствовали открытию древних торфяных памятников, в одном из которых нашли Шигирского идола.

В своих воспоминаниях Лев Брусницын писал, что хотел сделать открытие не для себя — чтобы прославиться или обогатиться, но чтобы послужить своей родине. «Возможно, таким людям, кто прежде всего думает не о личной выгоде, а о благополучии общества, и дается право сделать такое открытие», — считает Елена Осинцева.

Серебряная медаль Льва Брусницына. Фото из Музея золота города Березовского

По сравнению со старообрядцем Ерофеем Марковым, который нашел первое рудное золото на Урале, и шире — в России и поспособствовал открытию Березовского завода, Лев Брусницын не так известен. Но память о нем жива, и в 2014 году его перезахоронили, перенеся прах из заброшенной могилы на Ивановском кладбище в Екатеринбурге на Березовское кладбище. Там ему наконец-то установили заслуженный им памятник, который сделал скульптор Константин Грюнберг.

 

Благодарим за помощь в подготовке материала заведующую Музеем золота Ирину Максимову и старшего научного сотрудника Музея золота Елену Осинцеву.

поделились
в соцсетях


Комментарии пользователей сайта

Комментариев пока нет, оставьте первый комментарий.

Оставьте комментарий

Добавить комментарий

Официальный сайт Управления культуры
Администрации Екатеринбурга

Новости
Диалог
Арт-терапия
Афиша
Места
Прямая линия
Управление культуры