Поиск по сайту

01 Июня 2018

Ольга Шелепова: «То, что уже сделано, придает сил двигаться дальше»

Интервью с главным специалистом Управления культуры Администрации города Екатеринбурга


Мне нравится!

Сфера художественного образования человеку со стороны кажется тонкой эфемерной субстанцией, ведь, по своей сути, это привитие новому поколению системы художественных ценностей. И даже глобальнее – человеческих ценностей (воспитательный момент – один из самых сильных в художественном образовании).

Но на самом деле в этом виде образования все конкретно: определенные знания, умения, навыки должны быть сформированы к определенному времени; выявлены желание и способности быть на сцене и делиться своим талантом; а самое главное – привито пожизненное стремление не только правильно потреблять культуру, но и самому ее производить. Может быть, поэтому закономерно, что большинство специалистов в сфере культуры в детстве окончили школы искусств, и в доказательство этого тезиса начинаем разговор с Ольгой Михайловной Шелеповой, курирующей систему художественного образования в Екатеринбурге, с истории ее музыкального образования.

– Конечно же, я училась в школе искусств. Я так мечтала об этом с раннего возраста! Еще до школы я наблюдала за мамой, которая в силу семейных объективных обстоятельств не получила законченного музыкального образования, но всегда дома музицировала – играла на фортепиано. Поэтому однажды, гуляя во дворе и услышав от какой-то девочки, что вот там-то находится школа искусств, где учат играть на пианино, я пошла туда. Как сейчас помню: я моментально приняла решение и не спросив родителей пришла в детскую школу искусств, встала рядом с кабинетом директора Нины Степановны Березиной (это была Мокроусовская детская школа искусств Курганской области). Когда она вышла, то я прямолинейно заявила, что хочу учиться в этой школе. Так я поступила на фортепианное отделение школы искусств, и моя последующая жизнь была связана с этим инструментом, но не только. Тогда было проще – можно было обучаться по нескольким направлениям: я еще окончила хореографическое отделение, начинала петь в народном хоре, потом плавно перешла заниматься в классический хор. Я пробовала ходить учиться живописи, но быстро поняла, что это не мое: у меня нет предрасположенности к этому виду деятельности. Но опыт был полезным.

 

– Какой самый сильный урок той поры? Меряете ли этим впечатлением, своим школьным опытом свою деятельность сейчас, общаясь с детьми, педагогами, руководством школ?

– Думаю, это ситуация кризиса, которая бывает у всех детей в 4-5 классе, – время, когда чаще всего прекращают дополнительное образование. Это происходит в переходный возраст, когда нас начинает интересовать что-то другое. И у меня была такая ситуация: хореография по пятилетнему сроку обучения заканчивалась, хоровое пение было сопутствующим, а по фортепиано были огромные программы, занимающие много времени. У меня уехал любимый педагог, что тоже очень влияет на отношение к учебе. И произошел кризис – я хотела бросить занятия по фортепиано. И заявила маме, что больше не буду ходить в школу – мне все надоело. На что она мудро заметила: «Ты же взрослая и самостоятельная: сама в школу записалась, прояви самостоятельность и сейчас, сядь и прими взвешенное решение, бросаешь или нет, потом сама сходи и напиши заявление, что ты уходишь из школы искусств».

Я тогда два часа думала – взвешивала аргументы за и против. Поняла вдруг, что уже столько вложила в это дело сил и времени, а еще поняла, что на самом деле люблю играть на фортепиано, просто это ощущение куда-то делось. Потом на минуту я представила, что этих занятий у меня не будет: хора, хореографии, фортепиано… И я не бросила школу искусств. Фортепиано осталось со мной на всю жизнь. Я благодарна родителям за воспитанную во мне самостоятельность и ответственность за свои решения. И эта ситуация двухуровневая: она говорит о том, что в воспитании надо быть тактиками и стратегами одновременно, а детей учить принимать взвешенные решения и доверять им в этом.

 

– Помогает личный опыт обучения в школе искусств сейчас в деятельности специалиста Управления культуры?

– Да. Все специалисты Управления культуры сначала прошли реальную школу, чтобы понимать специфику, тонкости той сферы, которой они занимаются. Конечно, важны нюансы. Мне помогают и знания музыкальных дисциплин, и хореографии, и понимание хоровой деятельности, и мой личный детский концертный опыт.

– Участвуя в подготовке концертов, на этот опыт ориентируетесь?

– Конечно. Еще одно сильное детское впечатление – когда ты первый раз участвуешь в конкурсе или концерте на сцене. Это неизгладимое впечатление. Я, к примеру, всегда чувствовала разность сценических ощущений, когда ты играешь один на фортепиано и когда выступаешь в хореографическом коллективе. Сейчас я знаю, что надо делать, чтобы детям было комфортно на сцене. Понимаю и чувствую изнутри и то, что человек в зависимости от своей предрасположенности выражает себя по-разному: кто-то языком тела, кто-то словами, кто-то рисунком.

 

– А как вы оказались в Управлении культуры? Почему выбрали именно административную стезю?

– После школы я окончила сначала Курганский музыкальный колледж имени Д.Д. Шостаковича, потом Тамбовский музыкально-педагогический университет имени С.В. Рахманинова – фортепианное отделение. Я получила творческую профессию, но у меня были проблемы с руками (переиграны руки – профессиональное заболевание рук от неправильной их постановки). Я играла, но из-за зажимов мне было больно. Надо было искать себя дальше. К примеру, в педагогической деятельности: мне уже в старших классах мой преподаватель доверяла заниматься с малышами, и мне нравилось видеть плоды своего труда – какие-то успехи своих подопечных. Такие моменты как раз самые удивительные, они вдохновляют, этими успехами ты меряешь свою эффективность. Я работала педагогом, занималась концертмейстерством, пока училась в колледже и в Тамбовском университете, позже, обучаясь в магистратуре, работала на кафедре в Уральском педагогическом университете и преподавала общее фортепиано.

В это время как раз появилась система бакалавриата и магистратуры в вузах – она позволяет перепрофилироваться в процессе обучения. И я после Тамбова приехала в Екатеринбург и поступила в магистратуру в Педагогический университет изучать менеджмент в сфере художественного образования. Это то образование, что позволяет на данный момент мне работать в этой сфере деятельности. Потом были курсы повышения квалификации по муниципальной службе. Я работала методистом, когда в Управлении культуры меня разглядели и предложили стать главным специалистом.

 

– Какой вы для себя определяете свою миссию на этом месте помимо того, что написано в должностных обязанностях?

– Конечно, контроль и организация основной деятельности муниципальных учреждений системы художественного образования – это основные обязанности. По сути, человек, который находится на такой должности, как у меня, в первую очередь должен быть помощником тем, кто осуществляет основную деятельность и руководит школами искусств. Это может быть разноплановая помощь: от помощи с документацией до помощи в решении личного вопроса; иногда даже просто выслушать человека – уже помощь, человечность ведь еще никто не отменял.

– Как вы думаете, какой в городе должен быть обязательный набор культурных институций, чтобы личность творчески развивалась? Что есть для этого в Екатеринбурге?

– В Екатеринбурге представлена полная муниципальная система художественного образования – все ступени от дошкольного до высшего профессионального. Она, с одной стороны, готовит профессионалов, но с другой, еще и воспитывает личностей, которые могут себя реализовать в любой сфере деятельности, продолжая поддерживать их любительский интерес к творчеству. Пройдя, к примеру, школу игры на духовых инструментах, не все станут профессиональными музыкантами, но для кого-то игра на флейте или трубе будет любительской деятельностью и даже дополнительным заработком при определенных условиях. Юрист, врач чувствуют себя реализовавшимися личностями, продолжая ходить играть в любительский оркестр, как делали это в детстве. И у нас есть сейчас много коллективов-спутников в школах, позволяющих заниматься людям тем, что им нравится.

К примеру, Театр танца Натальи Валерьевны Лысцовой из Детской школы искусств № 5: ее ребята давно окончили школу, но они приходят, потому что они не могут распрощаться с танцем. Они работают, у них может быть свой бизнес, но с тем, что им было привито в течение многих лет школьной жизни, они так просто не могут расстаться, потому что вложили в это душу, сердце. И со сценой непросто проститься – опыт выступлений должен продолжаться. Мы привлекаем такие коллективы к участию в сборных концертах: к примеру, 9 мая на концертной площадке в Историческом сквере выступал Театр танца Лысцовой с ее выпускниками.

Не могу обойти тот факт, что есть в городе и Екатеринбургская академия современного искусства, которая позволяет продолжить получать набор знаний в разных искусствах в вузе. Есть и уникальное образовательное учреждение – гимназия «Арт-Этюд», где в течение нескольких лет дети могут обучаться по нескольким направлениям, так им потом проще ориентироваться – художник он, или хореограф, или музыкант, а может, он управленец в сфере культуры – и в этом случае ему понадобится весь его школьный опыт.

Я считаю, что все знания, что закладываются в детстве, так или иначе, пригождаются – они наша основа. И у юных екатеринбуржцев есть все возможности получить качественную основу профессиональной деятельности, а, став взрослым, найти ей применение.

 

– А чего не хватает в сфере художественного образования в Екатеринбурге?

– На сегодняшний день спектр услуг большой – есть даже театральная школа, единственная на Урале. Она молодая, но дает предпрофессиональное образование. Есть хоровые школы, которые специализируются на хоровом искусстве. Есть обучение многим разным музыкальным инструментам – даже редким. Есть четыре художественные школы, и это направление пользуется большим спросом. Большим, чем мы можем предоставить возможностей. В художественных школах конкурс и на бюджет, и на внебюджетные места. И эта нехватка на сегодняшний день слишком явная.

В принципе не хватает площадей художественному образованию: маленькие классы, маленькие концертные залы, если они вообще есть. Школы работают и в две, и в три смены.

– Вы изучаете спрос екатеринбуржцев на художественное образование? Какая сейчас ситуация?

– Мы мониторим ситуацию каждый год, определяем, что сегодня востребовано. Сейчас спросом пользуются духовые инструменты – флейта, саксофон; стабильно пользуются спросом фортепиано, хореография, рисунок и живопись – по последнему спрос превышает предложение.

На другие направления тоже есть спрос. Обычно родители все узнают до того, как привести ребенка в школу, и идут уже к конкретному педагогу, чтобы попасть в определенный коллектив, который, как правило, известен и пользуется наибольшей популярностью в нашем городе, активно участвует в общегородских мероприятиях.

 

– Сколько в этом году выпускников?

– Муниципальная система художественного образования в этом году выпускает 1180 детей, из них 483 человека оканчивают учебу по предпрофессиональным программам. Приблизительно 9-10 процентов из числа выпускников собираются связать свою жизнь с искусством. Даже если это не колледж, училище и консерватория, то есть они не собираются стать профессиональными творцами, то они выбирают теоретические дисциплины – идут в менеджмент в культуре, искусствоведение, педагогику.

– Что вас в вашей работе задевает за живое – радует и огорчает?

– Меня любая ситуация задевает за живое. Радуюсь, когда нам пишут благодарности и хвалят директоров школ, когда школы блещут на общероссийском уровне и получают высокие награды, попадают в рейтинги пятидесяти лучших школ России, молодых дарований России, лучших преподавателей детских школ искусств. Я радуюсь за любые удачи школ и очень переживаю, когда что-то не получается. Мы все люди, и в большинстве случаев срабатывает человеческий фактор: устал и не досмотрел, не решил вовремя пустяковую проблему – она вылилась в глобальное недовольство со стороны родителей или ребенка. Недопонимание, возникающее между сторонами, – разрушительная сила. В таких ситуациях надо разбираться, и когда ее решаешь, наступает облегчение для всех.

 

– У вас большой опыт организации крупных общегородских мероприятий, конкурсов, фестивалей, сложных сборных концертов, в которых принимают участие школы искусств города. Расскажите об этой части вашей деятельности. Что является гарантом успешного события?

– Организация событий – отдельная история моей деятельности. Любая организация события, крупное оно или нет, — большая работа, требующая полной отдачи и полного контроля, самое главное, – самоконтроля.

Гарантом успеха всегда будет команда. Команда, которая работает. Я не одна, есть очень много людей, которые прикладывают душу и сердце, чтобы все состоялось: начиная от моей коллеги Полины Юрьевны Пономаревой и заканчивая режиссером общегородских мероприятий Александром Кондратенко и его командой – Евгенией Захаровой, Александрой Сысоевой, Михаилом Шпиньковым. Не могу не назвать волонтерский центр, который существует при гимназии «Арт-Этюд» и активно помогает нам всем на всех общегородских мероприятиях, руководителя Отдела социально-культурных инициатив Анастасию Подоксенову, руководителей и преподавателей детских школ искусств, ну и, конечно, заместителя начальника Управления культуры Елену Викторовну Соколову, которая аккумулирует весь процесс вокруг себя. Однозначно говорить здесь «я» нельзя, потому что для успеха нужна команда: от взаимопонимания и слаженности действий много зависит. Будь то работа с конкурсом, молодежным или театральным форумом – все делается в сплоченном коллективе, тогда получается качественный итоговый продукт. В процессе работы может быть, конечно, все, как у людей: руки опускаются, идеи иссякают, возникают споры, но именно в команде находишь силы и идешь дальше. Когда мероприятие прошло – ничего не жалко: ни времени, ни сил, ни того, что было потрачено, потому что в конце получился праздник для людей, даже если это не праздник по жанру, а научно-практическая конференция, к примеру.

 

– Есть примеры невероятного? Было невыполнимо, но сделали…

– Можно примером назвать организацию Открытого всероссийского форума театральных школ и театральных отделений детских школ искусств в Екатеринбурге – она была проведена в кратчайшие сроки. Но нас потому и выбрали, что наши друзья и коллеги из других городов были уверены, что такое сможем сделать только мы. Есть такое условие: когда человека ставят в рамки и ограничивают ему средства, то происходит мобилизация сил, ты действуешь строго в тех условиях, которые тебе предлагают.

Конечно, не могу не отметить, что нам в работе над форумом очень помог научно-методический центр. Вообще, все, что делается для сферы художественного образования в плане методической помощи, в этом году сделал НМЦ. Центр вникает в наши проблемы, совершенствует систему документооборота, чтобы облегчить жизнь заместителям директоров, потому что отчетность увеличивается и приходится что-то придумывать, чтобы все упростить.

– Как сейчас строится работа в течение учебного года? Как решается, какие мероприятия проводить, что школам нужно?

– Какие-то вопросы поднимаются директорами школ на советах директоров в начале учебного года, какие-то моменты подмечаем мы: что необходимо, что надо посмотреть, обсудить и внедрить. Обычно пищу для размышлений дает такое мероприятие, как «Мониторинг», который показывает уровень владения предпрофессиональной программой, потому что школы разные, преподаватели разные, а уровень освоения этой программы закреплен в Федеральных государственных требованиях по направлениям в области искусств.

У нас есть уникальная система мероприятий, которая объединена одним общегородским проектом – Открытым форумом юных дарований в сфере культуры и искусства «Арт-Поколение Екатеринбург». Этот проект объединяет множество концертов, конкурсов, фестивалей, абонементов системы художественного образования, выставок, мониторингов, планов городских ресурсных центров. Если у школы появляется идея провести тот или иной конкурс, то, чтобы попасть в дайджест этого форума, им надо достичь в его подготовке определенного уровня: все должно быть сделано по законам жанра и продумано до мелочей. Сейчас у руководителей таких проектов есть стремление сделать событие качественным, потому что они должны его представить и доказать, что оно достойно попасть в список мероприятий форума. Надо постоянно двигаться и идти вперед, чтобы попасть в этот список.

 

– Какие сейчас усилия делает сфера художественного образования в инклюзии?

– Инклюзию мы осваиваем. На сегодняшний день продуктивнее получается делать инклюзивные проекты всей сферой культуры в городе, не только художественным образованием. Практический опыт только накапливается по кусочкам, большую роль играет обмен этим опытом, поэтому мы участвуем в конференции по инклюзии. Она помогает поднять и решить насущные вопросы. Если говорить о методической и педагогической работах, то мы пока по ряду причин не можем системно и полноценно предоставлять ту или иную услугу ребятам с ограниченными возможностями здоровья, в первую очередь, потому, что ограничены наши технические возможности: где-то уже есть активные попытки обустроить среду, но пока это единичные случаи.

Екатеринбургская детская школа искусств № 4 «АртСозвездие» – единственная школа, пытающаяся работать в полном объеме по инклюзии с ребятами с расстройствами аутистического спектра, с нарушениями опорно-двигательной функции, слабовидящими. Конечно, есть уже опыт и в других школах, есть написанные программы – но пока это единичные случаи. Мы это осознаем и понимаем, что нам еще развиваться и развиваться в этом направлении. На сегодняшний день в тех условиях, в которых мы существуем, мы действуем по максимуму. И мечтаем, что когда-нибудь у нас будут школы, построенные или реконструированные с учетом всех современных требований, удобные для всех.

– Раз уж речь зашла о мечтах, то не могу не спросить, будет ли когда-нибудь школа искусств в Академическом районе? Может быть, вам что-то известно об этом.

– Говорят, что да, будет. Социальная сфера все равно когда-нибудь в новом микрорайоне должна придти к балансу. Нам, конечно, это небезразлично, потому что дети должны быть заняты творчеством, но это вопрос времени и… надежды.

– Что придает сил в работе с таким объемом и таким темпом?

– Результат. Когда заканчивается год, я немножко оглядываюсь назад, занимаюсь анализом, что было сделано за год, что планировалось, что получилось на выходе. И когда начинаешь перечислять себе, что сделано одно, другое, третье, то наступает осознание, что труды не напрасны: результаты разные – материальные и нематериальные, и все они придают сил двигаться дальше, ставить следующие цели. Результат – это очень поддерживающий меня фактор. Осознать, что не сделано, – тоже важно, чтобы сделать качественный рывок.

– А что вдохновляет на подвиги?

– Огромная поддержка со стороны друзей и коллег. Между нами бывает всякое, иногда перехлестываем, перенапрягаемся, но в нужный момент кто-нибудь всегда подойдет и скажет правильное слово. И ты говоришь себе тогда: «Ладно, идем дальше». Важно чувствовать, что ты не один, что есть общее дело, в котором все заинтересованы, что получается великолепный результат, и ты видишь, что не зря трудился, что сделал полезное людям. Мне нравится ощущение, что все получилось хорошо.

поделились
в соцсетях


Комментарии пользователей сайта

Комментариев пока нет, оставьте первый комментарий.

Оставьте комментарий

Добавить комментарий

Официальный сайт Управления культуры
Администрации Екатеринбурга

Новости
Диалог
Арт-терапия
Афиша
Места
Прямая линия
Управление культуры