Поиск по сайту

18 Июня 2018

Светлана Дубовик: «Со всеми детьми можно и нужно работать»

Интервью с победителем конкурса «50 лучших преподавателей детских школ искусств России» - 2015


Текст: Екатерина Юркова Текст: Екатерина Юркова
Фото: Георгий Сапожников Фото: Георгий Сапожников
Фото: Татьяна Доукша Фото: Татьяна Доукша
Мне нравится!

Светлана Викторовна Дубовик — преподаватель и художественный руководитель Образцового фольклорного коллектива «Воробейка» на отделении «Музыкальный фольклор» в одном из лучших учебных заведений города — Гимназии «Арт-Этюд» — и лауреат премии «Во славу Екатеринбурга». В 2015 году она стала победителем конкурса «50 лучших преподавателей детских школ искусств России». Мы встретились со Светланой Викторовной для того, чтобы узнать о том, почему она выбрала для себя профессию руководителя детского фольклорного коллектива и как ей удалось создать свою собственную методику преподавания.

— Светлана Викторовна, какой вы видите гимназию «Арт-этюд», почему вы избрали ее своей вотчиной?

— Гимназия «Арт-этюд» для меня — не просто одно из лучших учебных заведений в городе, но и родное гнездо. Я пришла сюда работать еще тогда, когда она называлась просто Детской школой искусств № 1. Случайность то, что я сюда попала, или закономерность – я не знаю, но я рада, что так сложилась судьба.

Когда я пришла сюда, директором была Надежда Ивановна Голубкова, она хотела создать фольклорное отделение, а мне очень хотелось работать в музыкальной школе. Но в то время – а это был 1984 год – фольклорных детских коллективов не было вообще,  только взрослые. Несмотря на это, мне хотелось, чтобы дети, получив знания, могли пойти поступать в музыкальное училище на фольклорное направление сами, целенаправленно. Ведь когда я сама поступала в Свердловское музыкальное училище имени Петра Ильича Чайковского, никто не знал даже о таком направлении, как «Дирижер народного хора». Я поступала на другое отделение, просто не набрала нужное количество баллов и мне предложили поступить на «Дирижер народного хора».  Почти все, кто учился на этом отделении, попадали туда, как и я – если не набрали баллы на желаемый профиль.

Итак, Надежда Голубкова меня поддержала, я набрала детей и начала с ними заниматься. А если я что-то начинаю, то довожу это до конца, не бросаю, несмотря на то, что дело это было новое. В музыкальных училищах не было даже практики работы с детьми по фольклорному направлению, а потому работать было сложно. Необходимо было выбрать программу, репертуар, начать осваивать какую-то методику. Детям нужно было дать и цикловые предметы – фортепиано, сольфеджио и музыкальную литературу. Тогда еще было много бюджетных мест, но мы с большим трудом находили какие-то часы на предметы, особенно на фортепиано или другой инструмент. Нужны были и новые предметы – народный танец, прикладное искусство.

Но, несмотря на все трудности, я осталась работать в «Арт-Этюде», ведь для меня был важен результат, а когда он стал виден и были уже какие-то наработки, то жалко было уходить в другое место.

— Сейчас многие говорят: «Раньше дети были другими, их интересовали иные ценности», согласны ли вы с этим? Есть ли вообще отличие между ребенком прошлого и настоящего?

— Дети – они всегда дети. Понятно, что сейчас появились гаджеты и интернет, а у нас этого не было. Мы больше гуляли на улице, сейчас дети больше сидят за компьютером. Но все равно они более развитые, смышленые и самостоятельные, более мудрые. Вспоминая себя и детей прошлых лет, думаю, что мы были наивнее. Но дети все равно остаются детьми и им нужны педагоги и наставники. К тому же я и сама вместе с ними меняюсь, мы взаимодействуем и учимся друг у друга. Хуже они не стали – это точно (Смеется.  – Прим. ред.).

Образцовый фольклорный коллектив «Воробейка»

— Что для вас главное в вашей работе? Какие у вас особенные ориентиры для развития?

— Я считаю, что педагог должен учиться всегда, он не должен останавливаться, здесь нет какой-то вершины, покорив которую, можно остановиться. Для меня важен профессионализм, потому что если у педагога его нет – ему нечего делать в школе. Быть профессионалом – почетно и важно. А благодаря интернету есть возможность посмотреть других педагогов, мастер-классы, отчетные концерты других музыкальных школ в других городах.

Нужно любить детей и быть им наставником, вести ребенка за собой. А для этого и самому быть очень увлеченной личностью, чтобы за тобой пошли и не бросили музыку на полпути, чтобы человек втянулся и ему это нравилось.

— Вы являетесь бессменным руководителем большого Образцового детского фольклорного коллектива «Воробейка», он считается одним из лучших в Екатеринбурге…

— «Воробейка» действительно большой коллектив. Сейчас у меня занимается около 50 человек. В следующем году коллективу исполнится 35 лет. Я работаю с детьми разного возраста — мне интересно работать и с маленькими, и со взрослыми – смотреть, как  они подрастают и переходят из младшего состава в старший.   У детей младшего школьного возраста и старшего свои особенности, и я не могу отдать кому-то предпочтение.

Образцовый фольклорный коллектив «Воробейка»

— Как вы думаете, почему вас выбрали победителем конкурса «50 лучших преподавателей детских школ искусств России»?

— Когда я готовилась к съемке видеоурока для конкурса, то не могла поверить, что стану победителем, потому что понимала — замечательных педагогов очень много. И когда смотришь в интернете разные коллективы, видишь, какие талантливые есть преподаватели и руководители. Меня выбрали, наверное, потому что я на тот момент имела  большой преподавательский стаж и высокий уровень преподавания. Ведь «Воробейка» считается одним из лучших народно-певческих коллективов. Я провожу мастер-классы, есть у меня и методические работы, – пять книг — они востребованы и потому переиздаются.

—Получается, что вы поступательно создавали свою систему…

— Я такой человек, который любит систему и постоянно анализирует. Чтобы не забыть наработанное, я  записывала весь материал, сделанный за год. Иногда приходилось свои наработки набирать на печатной машинке, потому что компьютеров тогда не было. Народное творчество синкретично и вбирает в себя несколько жанров: театр,  хореографию, пение, музыку и прикладное искусство. Моей целью было все это совместить.

Когда накопилось много материала, наша завуч (В то время им была Шистерова Татьяна Витальевна. — Прим. ред.) сказала: «Почему бы вам всем этим не поделиться с другими?». Она меня подтолкнула к тому, чтобы я издала свою первую книгу. Потом люди меня благодарили за чудесный материал, и появился стимул написать следующие.

Мне интересно смотреть и посещать мастер-классы, потому что все они дают что-то для развития. Моя работа – это моя жизнь, мое хобби; главное, что мне все это интересно. Я знаю, что многие преподаватели, уходя с работы, о ней забывают. А я и дома этим живу. Мне даже знакомые говорят: «Светлана Викторовна, в жизни столько всего интересного, кроме вашей работы». Но я без своей работы … просто жизни не представляю. И результат налицо.

— Насколько охотно дети сейчас занимаются народными направлениями? Ведь в моде совсем другие стили.

— Моды на фольклор никогда и не было, только за рубежом. За рубежом это принимается всегда с большим интересом и видно, что это востребованное направление. 

Даже когда мне в музыкальном училище предложили пойти на дирижера народного хора – для меня это был стресс. Раньше, как только по телевидению шла трансляция хорового пения, мы сразу переключали на другие передачи. Эта сфера меня совершенно не интересовала.

Но заведующий отделением «Дирижер народного хора»  Владимир Фёдорович Виноградов мне сказал, что кроме руководителя народного хора я смогу быть и преподавателем сольфеджио, а поскольку для меня это была голубая мечта, я решила поступать, чтобы ее воплотить. Специальность «Дирижер народного хора» мне не очень нравилась, ведь я любила сольфеджио, историю музыки и видела себя именно преподавателем музыкальной школы в теоретических дисциплинах или по классу фортепиано. Даже друзьям и соседям не говорила, на кого учусь на самом деле – мне было стыдно признаться.

Любовь к народной песне возникла не сразу. После окончания музыкального училища им. П.И. Чайковского  я поехала работать по распределению в районный город Красноуфимск. Там был чудесный коллектив «Уралочка», благодаря которому я получила бесценный опыт и знания – подобного не получишь ни в одном институте или консерватории. Слава богу, что я попала в этот коллектив, хотя ехала я туда с горючими слезами. Мне было 18 лет – молоденькая девушка, которую оторвали от родителей и отправили в другой город. Было очень тяжело, но когда я начала работать, то постепенно поняла, как это здорово и замечательно. Уже работая в Красноуфимске, я поступила заочно в институт им. Гнесиных, в г. Москва. Мне очень не хотелось покидать свой коллектив, который я успела полюбить всем сердцем и я стала совмещать учёбу в институте и работу в коллективе.

И сейчас дети не стремятся идти на фольклорное направление — они идут на гитару, синтезатор, флейту, бас-гитару и немного на фортепиано. Раньше, чтобы набрать учеников, я обходила все 15 школ Уралмаша: раздавала листовки, рассказывала о том, как мы выступаем. Только так я набирала класс. А уже после того, как ребенок окунался в творческую атмосферу, начинал заниматься, пел, постигал азы фольклора с помощью игры — ему становилось интересно.

Дети чувствуют любовь преподавателя к музыке и заканчивают музыкальную школу уже с большим удовольствием. У меня много учеников, которые выпустились и закончили Российскую академию имени Гнесиных, Московский государственный институт культуры и Саратовскую государственную консерваторию имени Л.В. Собинова. Поют мои выпускники и в Уральском хоре, работают  и в других профессиональных коллективах и в музыкальных школах преподавателями. Я просто  счастлива, что  вдохновила их на то, чтобы они тоже стали заниматься этим дальше.

— Безусловно, музыкальное образование способствует разностороннему развитию детей. Думаете ли вы, что абсолютно каждый человек должен заниматься музыкой?

— Не каждый должен, но если ребенок занимается музыкой, то это очень хорошо. Мне кажется, что родители, которые отдают детей в музыкальные школы, понимают их необходимость для развития и то, что ребенок много здесь получит. Сейчас помимо музыки есть много других возможностей: иностранный язык, хореография или изостудия – и приходится выбирать, потому что нельзя охватить все. Хорошо, что и на музыкальные направления детей приводят, и у нас есть конкурс. Если раньше было не поступить в музыкальную школу, то сейчас возможности расширились – можно учиться даже частным образом, а уметь петь или играть на музыкальном инструменте – это всегда отлично.

— В музыке (а особенно народной) важна интерпретация материала, этому сложно научить, в отличие, например, от базовых умений. Многое ли зависит от таланта в этом ремесле? Можно ли взять трудолюбием, если изначально человек не чувствует, но очень хочет?

— Вопрос очень сложный. К нам поступают  некоторые дети   с нарушениями. Когда ребенок поет, то происходит  взаимосвязь голоса и головного мозга. Да, некоторые не могут ещё чисто интонировать, но и в таком случае можно заниматься – улучшения будут. Правда, у таких детей есть потолок – они достигнут какого-то уровня и дальше не смогут пойти. Но когда приходит талантливый и трудолюбивый ребенок, и если ему нравится творчество, то из него можно лепить способного артиста — это всегда награда для педагога. Конечно, не все такие — не у всех есть способности или трудолюбие. Приходят дети и очень способные, но бывает, что ленятся и поэтому они тоже добираются до какой-то высоты и дальше не растут.

Я не разделяю детей на плохих и хороших – беру всех. Все равно ребенок распевается потихонечку, ему становится интересно. А результат все равно будет, и неважно, насколько высокий. Глядя на детей, выступающих на сцене, родители становятся счастливыми, а что еще нужно педагогу, когда виден такой результат? Я думаю, что со всеми детьми можно и нужно работать.

поделились
в соцсетях


Комментарии пользователей сайта

Комментариев пока нет, оставьте первый комментарий.

Оставьте комментарий

Добавить комментарий

Официальный сайт Управления культуры
Администрации Екатеринбурга