Поиск по сайту

19 Июня 2018

Оркестровая культура

«Оркестровая академия» музыкальной школы №2 дала отчетный концерт


Текст: Анастасия Мошкина Текст: Анастасия Мошкина
Фото: Георгий Сапожников Фото: Георгий Сапожников
Мне нравится!

В Детской музыкальной школе №2 завершилась вторая смена Летнего творческого объединения «Оркестровая академия». В этом году ее по традиции вел художественный руководитель и главный дирижер Дальневосточного академического симфонического оркестра (Хабаровск) Антон Александрович Шабуров. У трех десятков юных музыкантов была возможность играть в народном оркестре и общаться с профессиональным дирижером, перенимая опыт игры в коллективе.

Несмотря на утро понедельника во Второй музыкальной был полный зал гостей: желающих посмотреть на результаты работы «Оркестровой академии» множество – это уже зарекомендовавшая себя интересная программа и для ребят, которые занимаются в «Академии», и для зрителей, ожидающих сложных интересных музыкальных номеров. Второй год работы «Оркестровой академии» – и ребята идут семимильными шагами к профессии оркестровых музыкантов. Программа этого года изобилует сложными разнообразными произведениями. Мало того, она дополнена игрой с разными солистами: оркестр играл с роялем, арфой, унисоном балалаек, вокальным ансамблем, ксилофоном, но главенствующая роль, конечно, досталась солирующему баяну.

В программе этого года у оркестра значились: Вадим Биберган «Ария», Евгений Птичкин «Два капитана», Сергей Федоров «Фантазия на темы из кинофильма «Пираты Карибского моря»», Елена Меццакапо «Болеро «Толедо», Владимир Федосеев «Фантазия на тему русской народной песни «Вечерний звон», Евгений Дербенко «Гармонист играет джаз», Леонид Колесов «Веселая прогулка», Евгений Быков «Пьеса-шутка на русскую народную песню «Я с комариком плясала», «Гвардейский марш» Василия Андреева и так далее. Преобладал, конечно, драйв, хотя и лирических композиций хватало. Взорвала публику мелодия «Гармонист играет джаз»: гости концерта не только аплодировали во время номера, но и начали пританцовывать и притоптывать ногами. Ярким и незабываемым финалом стала мелодия современного композитора Тило Вольффа «Горящая комета»: и кто знает, может быть, как предположила директор школы Наталья Рафековна Кондратенко, это и станет названием детского оркестра народных инструментов.

Музыка – это, в первую очередь, творчество, тем более, перед нами детский коллектив. И можно было наглядно увидеть, в какое «мирное» русло методично и профессионально педагоги и художественный руководитель повернули детскую энергию – в игру: подобран сложный, но интересный материал, в структуру концерта, в его логистику вплелась актерская игра – некоторые музыкальные номера обыграны костюмами. К примеру, солисты пьесы «Фантазия на темы из кинофильма «Пираты Карибского моря»» выходили в пиратских костюмах, а разбушевавшуюся мелодию «Веселая прогулка» оборвал «милицейский» свисток. Стоит поблагодарить руководителей-педагогов, которые создавали продуманный репертуар в течение всего года. В этом году было продумано все – даже костюмы оркестрантов, подчеркнуто взрослые, строгие. И это такая форма, которая делает коллектив коллективом. Хотя во второй музыкальной школе относятся профессионально к любому событию, показатель – юным музыкантам всегда дарят цветы, ведь получение признания – это часть музыкальной профессии.

Разновозрастные участники «Оркестровой академии» поделились своим мнением, чем был полезен им этот опыт, что нового они узнали.


Владислав Нигоматьянов, балалайка, шейкер:

– Я первый раз играю концерт с оркестром и в оркестре. Меня мама записала в него, но я понял, что это нужно, чтобы больше разбираться в музыке. Я почувствовал, что выходить сольно и играть в оркестре – это что-то разное, только пока не знаю, почему. Мне понравились многие мелодии, которые мы играли, и хочу еще заниматься в оркестре.

Антон Смотрин, баян:

– Я второй год в «Оркестровой академии» и могу сказать, что в этот раз мы уже больше времени тратили на разбор музыкального материала, чем на какие-то базовые вещи, которые мы усвоили в прошлом году. В этом году более джазовая, роковая программа, и мне это понравилось. Я не играю теперь в паузах, как нас учил Антон Александрович. И читаю с листа теперь быстрее, а если ноты не совсем знакомые, то я уже распределяю внимание между листом и дирижером. Этому, оказывается, надо учиться. Мне кажется, что «Оркестровая академия» – редкий шанс пообщаться с известным дирижером более-менее длительный отрезок времени. У многих ребят-музыкантов этого нет, а в нашей школе есть.

Артем Кунгурцев, ударные – установка, ксилофон, перкуссия:

– Я и в прошлом году участвовал в «Оркестровой академии». Начинал с перкуссии, был сольный номер на ксилофоне, теперь вот ударная установка. В прошлом году оркестр для меня был пробным, да и для многих ребят тоже – думали, что это игра и отдых. А в этом году мы сами ко всему относимся серьезнее, профессиональнее. Мы уже почти как профессиональный оркестр – сидели и тщательно вычищали каждое произведение, чтобы, не дай бог, какая-то нотка прозвучала не так, – Антон Александрович очень профессионально к этому подходит. Я оцениваю «Академию» как шанс попробовать себя в роли профессионального музыканта.

Когда я говорил с Антоном Александровичем, то он в виде напутствия сказал, что мне надо работать, работать, еще раз работать. И из общения с ним я понял, что между моим представлением «у меня получается» и идеально сыгранным произведением может быть большая пропасть. Это полезное открытие.

Евгений Смоленцев, баян, синтезатор:

– Я играю в оркестре дольше всех – пять лет. Могу сказать, что в этом году у нас большой репертуар – он более разнообразный и более эмоциональный, зажигательный. Хотя были и контрастирующие произведения – лирические.

Я занимаюсь композицией и пишу свои произведения. И чем дольше я играю в оркестре, тем больше у меня исполнительского опыта, тем больше я понимаю, как какой-либо композитор оформил тот или иной момент, слышу голоса разных инструментов, вариации. Я уже вижу разницу между солистом и музыкантом оркестра: если ты солист, ты должен отвечать за себя, а если ты играешь в оркестре, то надо уметь прислушиваться ко всем и дополнять их, гармонизировать. Надо уметь быть в коллективе, а не самому по себе.

Для меня игра в оркестре – это важный и полезный опыт: есть возможность коммуникации с дирижером известным, профессиональным; формируется какое-то понимание, что такое игра в профессиональном оркестре, можно попробовать себя – твое или не твое. И это тот опыт, который в музыкальной школе редко можно получить, а у нас он есть.

 

О преподавателях музыкальных школ, о репертуаре «Оркестровой академии» в этом году, о нужности детских оркестров – народных и симфонических – мы поговорили с художественным руководителем и дирижером проекта Антоном Александровичем Шабуровым.

– Вы чувствовали, что ребята уже ждали этого сезона «Академии»?

– Конечно. Они ждали и были готовы работать. Для начала я бы хотел сделать реверансы в сторону педагогов, потому что дети были готовы к работе со мной. Это приятно мне и им самим полезно – мы в короткий срок смогли добиться хорошего результата, начинали не с нуля, а, я могу смело сказать, что процентов на 90 всю работу уже сделали педагоги в течение учебного года. Моя роль была только в том, чтобы придать всему лоск.

– В чем смысл программы в этом году?

– Программа преподавателями была подобрана специально, чтобы показать возможности оркестра. При этом максимально представлена палитра солистов – это и домбра, и балалайка, и виолончель, и арфа, и рояль, который не часто играет с народным оркестром. И репертуарно оркестр представлен максимально разнообразно в своем виде – лирическая, народная, рок-музыка. Все это, чтобы показать все возможности и все краски оркестра, и показать не только зрителям, а, прежде всего, самим ребятам-оркестрантам, чтобы они прочувствовали все нюансы оркестровой жизни.

– Вы чувствуете, как ребята изменились за год?

– Они подросли. Сейчас какие-то вещи, которые приходилось объяснять с нуля в прошлом году, делаются по умолчанию. В них наметилась последовательность, осознанность, да и физически они подросли. К тому же, я чувствую, что они работали и готовились весь год с мыслями об оркестре. Робко надеюсь, что и мои семена, кинутые год назад, как-то в них проросли – они стали чувствовать, что такое музыкальный коллектив. Им интересно – это чувствуется и это главное условие творчества. Кроме того, надо отдать им должное, они выросли в плане дисциплины: сейчас они понимают, что такое оркестровая культура и их не надо утихомиривать в оркестровых репетиционных паузах – они слушают, когда объясняется что-то не только им, но и соседу по коллективу.

– Останетесь ли вы с «Оркестровой академией» еще на один сезон?

– Все под вопросом. Прежде всего, для себя я понял, что есть дирижеры-исполнители, есть дирижеры-педагоги. За этот год я все-таки сделал для себя вывод, что я дирижер-исполнитель: тем более не детский, тем более не народный. Это был интересный опыт для меня, для педагогов школы, для ребят. Работа с детьми – это потрясающие эмоции, от их энергетики заряжаешься и сбрасываешь черствость. Я не скажу, что я большой специалист по методикам общения с детьми, но у меня есть внутреннее ощущение, что с ними нельзя общаться, сюсюкая, как с детьми. Они, в первую очередь, музыканты. Чувствуют, когда им делают снисхождение, и им самим становится неинтересно.

– Профессиональный музыкант совсем не должен делать какие-то скидки, когда работает с детьми?

– Это возрастная психология – я еще помню себя в этом возрасте: «Я взрослый» – это главная мысль подростка, так и надо к нему относиться. Я старался предъявлять соответствующие профессиональные требования к ребятам. А что касается скидок, то в этом вопросе затрагивается одна проблема и беда всех народных оркестров – и взрослых, кстати, тоже: есть много инструментов в народном оркестре, на которых сидят неспециалисты. Есть ряд инструментов, по которым нельзя получить образование: нельзя быть специалистом на балалайке-секунде, или балалайке-контрабасе, или по гуслям. Конечно, нас это тормозит. Я тоже через это прошел, играя сам в народном коллективе на струнных, и я понимаю, что дети (да и взрослые музыканты) вынуждены бороться не только со своим общим пониманием оркестра, изначально не всегда правильным, но и с неродным для них инструментом – не только технически, но, прежде всего, психологически. Это повсеместная проблема коллективов любого уровня. Конечно, есть люди, которые достигли профессионализма на таких инструментах, но это путь всегда через преодоление. А если сразу воспитывать так, чтобы не надо было себя преодолевать?

– А как вы в целом считаете, нужны ли городские, районные сводные или нет детские оркестры – симфонические и народные?

– Детей надо приучать к совместному музицированию в больших коллективах и повсеместно его культивировать. Тогда мы получим музыкантов, которые любят и умеют играть не только сольно на академических концертах, но и совместно музицировать. Оркестры однозначно нужны, но сначала нужно решить некоторые проблемы. Проблем народного оркестра мы уже коснулись. А что касается симфонического оркестра, то в нем аналогично есть инструменты, на которых не учат играть детей – это струнные альты, контрабасы, за них садятся уже со старшего подросткового возраста. Плюс – особые духовые инструменты. Да что там говорить, у нас проблемы с комплектацией взрослых оркестров, а с детскими это уже совсем не просто. Фагот, к примеру, – дыхание на нем ставится уже в относительно взрослом подростковом возрасте. Решить такую нехватку можно за счет иллюстраторов – преподавателей, взрослых музыкантов, которые будут играть с детьми. Самое главное, не допускать, чтобы оркестр был из одних скрипачей и, к примеру, одного альта, а был все-таки правильным оркестром. Важно, чтобы дети приучались к правильному сбалансированному звучанию симфонического оркестра. Иначе они всегда будут думать, что симфонический оркестр – это двадцать первых скрипок, один альт и нет контрабаса. И в этом я вижу главную сложность в формировании детского симфонического оркестра, но глубоко убежден, что это важное начинание. Решить эту проблему – и все получится.

– Если будут детские оркестры, то, может, не будет проблем с комплектованием взрослых коллективов?

– Мы, дирижеры, на это надеемся, потому что, к сожалению – опять же для дирижеров, наша система образования построена на принципах воспитания солистов. Как следствие – оркестровые музыканты – это 90 процентов тех, у кого не сложилась сольная карьера. И отношение к оркестру у них соответственное. Я считаю, что мне повезло – в детстве я играл в оркестре народных инструментов, мне именно это было интересно – музицирование в коллективе. Это чувство и надо прививать. Я всецело буду поддерживать разные формы коллективного детского музицирования, чтобы воспитывать в будущих музыкантах чувство ощущения себя как части целого. И это не только ощущение, это важное умение – надо уметь любить играть в оркестре, чтобы потом реализовываться в нем.

поделились
в соцсетях


Комментарии пользователей сайта

Александра / 20 Июня 2018 в 21:08

Концерт был потрясающий. Уже второй раз я не попала в Оркестровую Академию, а жаль, было бы занятно поработать с Антоном Александровичем, говорят, это очень интересный человек, надеюсь, он примет приглашение на следующий сезон Академии.

Елена / 21 Июня 2018 в 12:08

Очень круто!!!!! МОЛОДЦЫ!!!

Оставьте комментарий

Добавить комментарий

Официальный сайт Управления культуры
Администрации Екатеринбурга